NOVEMLYRICI.NET • ДЕВЯТЬ ЛИРИКОВ • ЖИЗНЬ И ПОЭЗИЯ

АЛКМАН • СТЕСИХОР • АЛКЕЙ • САПФО • ИВИК • АНАКРЕОНТ • СИМОНИД • ПИНДАР • ВАКХИЛИД

Переводчики: Иванов В. [79]


* * *

Девичий цвет!
Девичий стыд!
Как без тебя жить мне?
Больше не быть
5Радость, тебе
Девушкой красной!

[Сапфо]


* * *

У меня ли девочка есть родная, золотая,
Что весенний златоцвет — милая Клеида!
Не отдам ее за все золото на свете.

[Сапфо]


* * *

Критянки, под гимн,
Окрест огней алтарных
Взвивали, кружась,
Нежные ноги стройно,
5На мягком лугу
Цвет полевой топтали.

[Сапфо]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мнится, легче разлуки смерть, —
Только вспомню те слезы в прощальный час,

Милый лепет и жалобы:
5«Сапфо, Сапфо! Несчастны мы!
Сапфо! Как от тебя оторваться мне?»

Ей в ответ говорила я:
«Радость в сердце домой неси!
С нею — память! Лелеяла я тебя.

10Будешь помнить?.. Припомни все
Невозвратных утех часы, —
Как с тобой красотой услаждались мы.

Сядем вместе, бывало, вьем
Из фиалок и роз вейки,
15Вязи вяжем из пестрых первин лугов, —

Нежной шеи живой убор,
Ожерелья душистые, —
Всю тебя, как Весну, уберу в цветы.

Мирром царским волну кудрей,
20Грудь облив благовоньями,
С нами ляжешь и ты — вечерять и петь.

И прекрасной своей рукой
Пирный кубок протянешь мне:
Хмель медвяный подруге я в кубок лью...»

[Сапфо]


* * *

Как миловидна ты!
Как очи темны желаньем!
Эрос медвяный свет
Струит на твои ланиты.
5Знаком умильным тебя
Отметила Афродита.

[Сапфо]


* * *

Мимолетна младость; но будет мило
Вспомнить, — как иные придут заботы
И даров иных мы познаем радость, —
Юные годы:

5Как мы жили, чем утешалось сердце,
Что всего под солнцем казалось краше,
Как венки плели, в хороводах пели,
Празднуя вышним.

[Сапфо]


* * *

Я негу люблю,
Юность люблю,
Радость люблю
И солнце.

5Жребий мой — быть
В солнечный свет
И в красоту
Влюбленной.

[Сапфо]


* * *

Опять, страстью
Томима, влачусь без сил,
Язвит жало;
Горька и сладка любовь.

[Сапфо]


* * *

Пели мы всю ночь про твою, счастливец,
Про ее любовь и девичьим хором
Благовоннолонной невесты с милым
Славили ночи.

5Но не все ж тебе почивать в чертоге!
Выйди: светит день, и с приветом ранним
Друга ждут друзья. Мы ж идем дремотой
Сладкой забыться.

[Сапфо]


* * *

Уж месяц зашел; Плеяды
Зашли... И настала полночь.
И час миновал урочный...
Одной мне уснуть на ложе!

[Сапфо]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . обрела я ныне
Сладкий строй, и песню спою подругам.
К вам, прекрасным, сердце мое пребудет
Ввек неизменным.

5Но восторг души охладел в подругах,
И высоких дум ослабели крылья...

[Сапфо]


* * *

Срок настанет: в земле будешь лежать, ласковой памяти
Не оставя в сердцах. Тщетно живешь! Розы Пиерии
Лень тебе собирать с хором подруг. Так и сойдешь в Аид,
Тень без лика, в толпе смутных теней, стертых забвением.

Пиерия — область в Македонии, древнейший центр культа муз. Розы Пиерии, т.е. дары муз.

[Сапфо]


* * *

Мать милая! Станок
Стал мне постыл,
И ткать нет силы.

Мне сердце страсть крушит;
5Чары томят
Киприды нежной.

[Сапфо]


* * *

Близ луны прекрасной тускнеют звезды,
Покрывалом лик лучезарный кроют,
Чтоб она одна всей земле светила
Полною славой.

[Сапфо]


* * *

Дети! Вы спросите, кто я была. За безгласную имя
Не устают возглашать эти у ног письмена.
Светлой деве Латоны меня посвятила Ариста,
Дочь Гермоклида; мне был прадедом Саинеад.
5Жрицей твоей, о владычица жен, величали Аристу;
Ты же, о ней веселясь, род наш, богиня, прославь.

Cтихотворение представляет собой надгробную надпись, автором которых позднейшие антологии называют Сапфо.

[Сапфо]


АТТИДЕ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Издалече, из отчих Сард
К нам стремит она мысль, в тоске желаний.

5Что таить?
В дни, как вместе мы жили, ты
Ей богиней была одна!
Песнь твою возлюбила Аригнота.

Ныне там,
10В нежном сонме лидийских жен,
Как Селена, она взошла —
Звезд вечерних царицей розоперстой.

В час, когда
День угас, не одна ль струит
15На соленое море блеск,
На цветистую степь луна сиянье?

Весь в росе,
Благовонный дымится луг;
Розы пышно раскрылись; льют
20Сладкий запах анис и медуница.

Ей же нет,
Бедной, мира! Всю ночь она
В доме бродит... Аттиды нет!
И томит ее плен разлуки сирой.

25Громко нас
Кличет... Чуткая ловит ночь
И доносит из-за моря,
С плеском воды, непонятных жалоб отзвук.

Стихи обращены, как полагают филологи, к ученице Сапфо Аттиде, подруга которой Аригнота уехала в Сарды, столицу Лидии (в Малой Азии).

 

Сарды — город в Малой Азии.

[Сапфо]


ГИМН АФРОДИТЕ

Радужно-престольная Афродита,
Зевса дочь бессмертная, кознодейка!
Сердца не круши мне тоской-кручиной!
Сжалься, богиня!

5Ринься с высей горних, — как прежде было:
Голос мой ты слышала издалече;
Я звала — ко мне ты сошла, покинув
Отчее небо!

Стала на червонную колесницу;
10Словно вихрь, несла ее быстрым летом,
Крепкокрылая, над землею темной
Стая голубок.

Так примчалась ты, предстояла взорам,
Улыбалась мне несказанным ликом...
15«Сапфо! — слышу.— Вот я! О чем ты молишь?
Чем ты болеешь?

Что тебя печалит и что безумит?
Все скажи! Любовью ль томится сердце?
Кто ж он, твой обидчик? Кого склоню я
20Милой под иго?

Неотлучен станет беглец недавний;
Кто не принял дара, придет с дарами;
Кто не любит ныне, полюбит вскоре —
И безответно...»

25О, явись опять — по молитве тайной
Вызволить из новой напасти сердце!
Стань, вооружась, в ратоборстве нежном
Мне на подмогу!

[Сапфо]


ГИМН ПРАВДЕ

О Правда! Вплетать любо тебе зелень живую в кудри,
И гибкие ты нежной рукой ветви кустов ломаешь.
Зане веселит, правда тебя, в круге харит блаженных,
Весенний убор, кто ж не венчан, тот не угоден вышним.

[Сапфо]


ГОНГИЛЕ

Где ты? Мы зовем, — покажись, Гонгила!
Млечно-белых волн в окруженье зыбком
Как прекрасна ты! Развевает складки
Эрос крылатый

5И с фатою, резвый, играет. Бьются
Чаще, — лишь мелькнет покрывало милой, —
Всех подруг сердца. Мне взглянуть — веселье,
Зависть — Киприде.

[Сапфо]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Вечер, все ты соберешь, что рассыпала ясная зорька:
Коз приведешь и ягняток, а дочь у родимой отнимешь.

[Сапфо]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Яблочко, сладкий налив, разрумянилось там, на высокой
Ветке, — на самой высокой, всех выше оно. Не видали,
Знать, на верхушке его? Аль видали, да взять — не достали.

[Сапфо]


К АНАКТОРИИ

Что всего на свете прекрасней? Этим —
Конный полк; другим — пеший строй; а третьим —
Бранный флот. По мне, — что всего желанней,
То и прекрасней.

5Всем постичь легко эту правду. Мало ль
Видела мужской красоты Елена?
Ведом суд ее: приглянулся краше
Витязей добрых —

Кто ж? — священных слав родовых губитель!
10Им пленясь, она и дитя забыла,
И родных; за ним повлеклась послушно,
Страстью палима!

Тем нас легче гнет под ярмо неволи
Страсть чем безрассудней желанье сердца...
15Не безумно ль, Сафо, Анакторию
Дальнюю помнить?

Только б раз мне глянуть на поступь милой,
Луч один из глаз уловить желанных!
Что мне колесницы лидийцев? Что мне
20Всадники в латах?

Знаю рок разлуки: нельзя свиданья
Чаять мне; в запретном откажут боги.
Сердце все ж горит и, тоскуя, молит
О невозможном!

[Сапфо]


ЛЮБОВЬ

Мнится мне, как боги, блажен и волен,
Кто с тобой сидит, говорит с тобою,
Милой в очи смотрит и слышит близко
Лепет умильный

5Нежных уст... Улыбчивых уст дыханье
Ловит он... А я, — чуть вдали завижу
Образ твой, — я сердца не чую в персях,
Уст не раскрыть мне!

Бедный нем язык, а по жилам тонкий
10Знойным холодком пробегает пламень;
Гул в ушах; темнеют, потухли очи;
Ноги не держат...

Вся дрожу, мертвею; увлажнен потом
Бледный лед чела; словно смерть подходит...
15Шаг один — и я, бездыханным телом,
Сникну на землю.

[Сапфо]


МОЛЕНИЕ К ГЕРЕ

Близко мне предстал в сновиденье дивном
Образ, Гера, твой! В красоте бессмертной
Так, владычица, ты явила древле
Лик свой Атридам, —

5В оны дни, по долгой страде кровавой,
Как, сюда приплыв с берегов Скамандра,
Видят воеводы: заказан путь им
За море дальний,

Прежде чем тебя не прикличут с неба,
10Да царя небес, да Фионы сына,
Бога сладких чар. С той годины свято
Правим обычай:

Чистых жертв тебе возжигаем дани;
В дар несут покров самотканый девы;
15Жен, красой лица ненаглядной первых,
Город венчает

Гера — дочь Кроноса и Реи, верховная греческая богиня, царица богов.

Атриды — дети сына Пелопса и Гипподамии, Агамемнон и Менелай.

Скамандр — река в Малой Азии, место троянских событий.

[Сапфо]


НА ВОЗВРАЩЕНИЕ БРАТА ХАРАКСА

Ты, Киприда! Вы, нереиды-девы!
Братний парус правьте к отчизне милой!
И путям пловца и желаньям тайным
Дайте свершенье!

5Если прежде в чем прегрешил — забвенье
Той вине! Друзьям — утешенье встречи!
Недругам — печаль... Ах, коль и врагов бы
Вовсе не стало!

Пусть мой брат сестре не откажет в чести.
10Что воздать ей должен. В былом — былое!
Не довольно ль сердце мое крушилось
Братней обидой?

В дни, когда его уязвляли толки,
На пирах градских ядовитый ропот:
15Чуть умолкнет молвь — разгоралось с новым
Рвеньем злоречье.

Мне внемли, богиня: утешь страдальца!
Странника домой приведи! На злое
Темный кинь покров! Угаси, что тлеет!
20Ты нам ограда!

Судя по этому стихотворению, Харакс порвал с Дорихой, и Сапфо согласна предать забвению ссору с братом.

[Сапфо]


ОБИЖЕННОЙ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Хмуришь бровь, на ласку мою не хочешь
Лаской ответить.

5И друзей лишаешь стихов прекрасных,
Что под звучный строй семиструнной лиры
Расцвели бы в устах: на меня в печали
Копишь обиду.

Горькой желчью ты про себя питаешь
10Душный гнев. Внемли ж: у меня ни злобы
В мыслях нет к тебе, ни отравы в сердце:
Мира хочу я...

[Сапфо]


ОТВЕТ АЛКЕЮ

Когда б твой тайный помысл невинен был,
Язык не прятал слова постыдного, —
Тогда бы прямо с уст свободных
Речь полилась о святом и правом.

[Сапфо]


ПЛАЧ ПО АДОНИСУ

Что, Киприда, творить нам повелишь? Никнет Адонис,
Нежный Адонис!
«Бейте в перси, взрыдав, девы, по нем! Рвите хитоны!
Умер Адонис»...
5Плащаницей льняной ты повила тело, богиня!..
О, мой Адонис!

Адонис — бог плодородия и растительности, возлюбленный царицы подземного царства Персефоны и богини любви Афродиты. Полгода он мог находиться на земле, с одной из своих возлюбленных, полгода — в подземном царстве у Персефоны. Символизирует умирающую и возрождающуюся природу.

Хитон — мужская, а также женская одежда в Древней Греции; представляла собой сложенный вдвое четырехугольный кусок ткани с прорезью для рук и сшитый или скрепленный застежками, шнурками и т. п. на противоположной стороне, где также оставалось отверстие для руки. Верхние края хитона скреплялись на обоих плечах пряжками или застежками; на талии он схватывался поясом.

[Сапфо]


* * *

Тело Тимады — сей прах. До свадебных игр Персефона
Свой распахнула пред ней сумрачный брачный чертог.
Сверстницы юные, кудри отсекши острым железом,
Пышный рассыпали дар милой на девственный гроб.

Cтихотворение представляет собой надгробную надпись, автором которых позднейшие антологии называют Сапфо.

[Сапфо]


* * *

Дар от Мениска, отца на гроб рыбака Пелагона:
Верша с веслом. Помяни, странник, его нищету!

[Сапфо]


* * *

Молнийным вином зажженный, я ль за чашей не горазд
Затянуть запевом звонким Дионису дифирамб?

[Алкей]


* * *

Ты был мне другом — сиречь одним из тех,
Кого послаще потчевать — козочкой,
Молочной свинкою — пригоже,
Как неспроста нам велит присловье...

[Алкей]


* * *

Черплем из кубков мы
Негу медвяную,
С негой медвяною
В сердце вселяются
5Ярого бешенства
Оводы острые.

[Алкей]


* * *

Ни грозящим кремлем
Не защититесь вы,
Ни стеной твердокаменной:

Башни, града оплот, —
5Бранники храбрые.
Ты киркой шевели,
Каменотес,
Бережно хрупкий пласт:

Не осыпал бы с круч
10Каменный град
Буйную голову!

[Алкей]


* * *

К чему раздумьем сердце мрачить, друзья?
Предотвратим ли думой грядущее?
Вино — из всех лекарств лекарство
Против унынья. Напьемся ж пьяны!

[Алкей]


* * *

Что, Меланипп, обещает нам тризна плачевная?
Вправду ли мнишь, переплыв Ахеронта великий вир,
Некогда в теле воскреснуть и солнца небесного
Чистый приветствовать свет? Высоко ты заносишься!
5Вот и Сизиф Эолид, всех надменнее мудрствуя,
Льстился, хитрец, будто Смерти невмочь полонить его:
Тщетно лукавил и, снова настигнутый Керою,
Дважды, беглец, переплыл Ахеронта великий вир.
Казнью к тому ж покарал его Зевс и на труд обрек
10Тяжкий, под глыбами черной земли. Не надейся же,
К мертвым сошед, преисподней покинуть обители.

Кера — богиня, несущая смерть.

[Алкей]


* * *

Метит хищник царить,
самовластвовать зарится,
Все вверх дном повернет —
накренились весы. Что спим?

[Алкей]


[13 a + 13 b]

Всех сил бессмертных юный тот бог страшней,
Кого — богиня в легких сандалиях —
От златокудрого Зефира
Радуга нам родила, Ирида.

Радуга нам родила, Ирида — посланница богов Ирида, посредница между богами и людьми, считалась богиней радуги, соединявшей, по представлению древних, небо и землю.

[Алкей]


[15] (ОРУЖЕЙНАЯ ОДА
ЗАГОВОРЩИКАМ)

Медью воинской весь блестит,
Весь оружием убран дом —
Арею в честь.

Тут шеломы, как жар, горят.
5И колышатся белые
На них хвосты

Там медные поножи
На гвоздях поразвешены;
Кольчуги там.

10Вот и панцири из холста;
Вот и полые, круглые
Лежат щиты.

Есть булаты халкидские,
Есть и пояс, и перевязь:
15Готово все.

Ничего не забыто здесь;
Не забудем и мы, друзья, —
За что взялись

Арей, или Арес — греческий бог войны.

[Алкей]


[18 + 19] (БУРЯ
КОРАБЛЬ)

Пойми, кто может, буйную дурь ветров!
Валы катятся — этот отсюда, тот
Оттуда... В их мятежной свалке
Носимся мы с кораблем смоленым,

5Едва противясь натиску злобных волн.
Уж захлестнула палубу сплошь вода;
Уже просвечивает парус,
Весь продырявлен. Ослабли скрепы.

Но — злейший недуг — голову выше всех
10Гребней подъемля, новый чернеет вал,
Беду суля и труд великий,
Прежде чем в гавань корабль войдет.

[Алкей]


[20]

Пить, пить давайте! Каждый напейся пьян,
Хоть и не хочешь, пьянствуй! Издох Мирсил.

Мирсил — митиленский тиран, политический противник Алкея.

[Алкей]


[32] ΠΡΟΣ ΜΕΛΑΝΙΠΠΟΝ (МЕЛАНИППУ)

Моим поведай: сам уцелел Алкей,
Доспехи ж взяты. Ворог аттический.
Кичась, повесил мой заветный
Щит в терему совоокой Девы.

Щит в терему совоокой Девы — т. е. в храме богини Афины Парфеноне. Известно, что Алкей потерял свой щит во время войны митиленян с Афинами в 600 г. до н. э.

[Алкей]


[33] ΠΡΟΣ ΑΝΤΙΜΕΝΙΔΑΝ (АНТИМЕНИДУ)

От пределов земли меч ты принес домой;
Рукоять на мече кости слоновой та,
Вся в оправе златой. Знать, вавилонянам
Воин пришлый служил доблестью эллинской!
5Ставкой — жизнь. Чья возьмет? И великана ты
Из царевых убил, единоборствуя,
Чей единый был дрот мерою в пять локтей.

[Алкей]


[34 + 35]

Дождит отец Зевс с неба ненастного,
И ветер дует стужею севера;
И стынут струйки дождевые,
И замерзают ручьи под вьюгой.

5Как быть зимой нам? Слушай: огонь зажги,
Да, не жалея, в кубки глубокие
Лей хмель отрадный, да теплее
По уши в мягкую шерсть укройся.

[Алкей]


[36]

Из душистых трав и цветов пахучих
Ожерелием окружите шею
И на грудь струей благовонной лейте
Сладкое мирро!

[Алкей]


[37 А]

Всенародным судом отдали вы родину бедную,
Злополучный наш град, в руки — кому ж? Родины пасынку!
Стал тираном Питтак, города враг, родины выродок.

[Алкей]


[39] (ЛЕТО)

Сохнет, други, гортань, — дайте вина! Звездный ярится Пес.
Пекла летнего жар тяжек и лют; жаждет, горит земля.
Не цикада — певец! Ей нипочем этот палящий зной:
Все звенит да звенит в чаще ветвей стрекотом жестких крыл.
5Все гремит, — а в лугах злою звездой никнет сожженный цвет.
Вот пора: помирай! Бесятся псы, женщины бесятся.
Муж — без сил: иссушил чресла и мозг пламенный Сириус.

Звездный ярится Пес... пламенный Сириус — Большой Пес, или Сириус, самая яркая звезда, с появлением которой наступает самое жаркое время года.

[Алкей]


[41]

Будем пить! И елей время зажечь: зимний недолог день.
Расписные на стол, милый, поставь чаши глубокие!
Хмель в них лей — не жалей! Дал нам вино добрый Семелин сын
Думы в кубках топить... По два налей полные каждому!
5Благо было б начать: выпить один — и за другим черед.

Добрый Семелин сын — т.е. Дионис, бог виноградарства и виноделия.

[Алкей]


[42]

На седую главу — буйная бед мало ль изведала? —
Лей мне мирро! На грудь. В космах седых, лей благовонное!

[Алкей]


[46]

Позовите мне, други,
Приятного сердцу Менона!
Без него же невесело мне
На попойке веселой.

[Алкей]


[49]

Помнят в Спарте Аристодема
Крылатое слово; в силе слово то.
Царь сказал: «Человек — богатство».
Нет бедному славы, чести — нищему.

Аристодем — легендарный царь Лаконии.

[Алкей]


[50]

Мнится: все бы нам пить да пить!
Сладко в голову бьет вино, —
А там — хоть плачь!

Тяжким облаком ляжет хмель.
5В мыслях — чад, на душе — тоска.
Себя коришь,

Сожалеешь невесть о чем,
И веселый не весел зов:
«Ну пей же! Пей!»

[Алкей]


[5] ΕΙΣ ΕΡΜΗΝ (К ГЕРМЕСУ)

Славься, Гермий, царь на Киллене! Сердце,
Майин сын, тебя мне велит восславить,
На святых горах от владыки мира
Тайно зачатый.

Гермий (Гермес) — вестник богов.

Киллена — гора, где, согласно мифу, родился Гермес.

[Алкей]


[84]

Что за птицы? Из стран, где Океан плещет в окрайный брег,
На широких крылах к нам принеслись пестрые утицы.

[Алкей]


[9] ΕΙΣ ΑΘΗΝΑΝ (К АФИНАМ)

Афина-дева, браней владычица!
Ты, что обходишь свой коронейский храм
По заливным лугам священным —
Там, где поток Коралийский плещет!

Коронейский храм — Коронея, город в Беотии, близ которого находился храм Афины.

[Алкей]


ГИМН РЕКЕ ГЕБРУ

Где в простор морской пурпуровой соли
Реки с гор бегут, и с прибоем шумным
Резвый рокот слит, и вскипает устье
Светлым буруном, —

5Девы, любо вам — то, плескаясь, брызги
Взмахом рук взметать, то струистой влагой,
Как елеем скользким, у брега нежить
Белое тело...

[Алкей]


ИЗ ГИМНА ДИОСКУРАМ

Нам, с горы богов, из отчизны звездной
Кроткий свет лия, близнецы, явитесь,
Кастор, Полидевк, от прекрасной Леды
Отроки Зевса!

5Конники, на быстрых конях вы мчитесь
По валам морским, по земле широкой,
Род людской спасая от жалкой смерти,
Сильные братья.

В непроглядной тьме кораблю сверкнете,
10Прянете из волн по канату к вышке, —
И со щоглы свет над волненьем бурным,
Белый, маячит.

[Алкей]


К АПОЛЛОНУ

Когда родился Феб-Аполлон, ему
Златою митрой Зевс повязал чело,
И лиру дал, и белоснежных
Дал лебедей с колесницей легкой.

5Слал в Дельфы сына — у касталийских струй
Вещать уставы вечные эллинам.
Бразды схватив, возница гонит
Стаю на север гиперборейский.

Сложив хвалебный в оные дни пеан,
10Велят дельфийцы отрокам, с пением
И пляской обходя треножник,
Юного звать в хороводы бога.

Гостил год целый в гипербореях Феб —
И вспомнил храм свой. Лето горит: пора
15Звучать треножникам дельфийским.
Лет лебединый на полдень клонит.

Сын отчий в небе, царь Аполлон, гряди!
Бежит по лирам трепет. И сладостней
Зарю встречает щекот славий.
20Ласточки щебет звончей. Цикада

Хмельней стрекочет, не о своей глася
Блаженной доле, но вдохновенная
От бога песен. Касталийский
Плещет родник серебром гремучим.

У Касталийских струй — Касталия, источник на горе Парнасе, посвященный Аполлону и музам.

Север гиперборейский — гипербореи, сказочный народ, жители дальнего севера.

[Алкей]


К САПФО

Святая Сафо!
С нежной улыбкой Сафо!
С кудрями цвета
Темной фиалки, Сафо!

5Слететь готово
С уст осмелевших слово...
Но стыд промолвить
Мне запрещает слово!

[Алкей]


НА ПИТТАКА

Притонов низких был завсегдатаем;
Опохмелялся в полдень несмешанным.
А ночью то-то шло веселье:
Гам бессловесным сменялся ревом.

5Пошел он в гору; но не забыл в честях
Ни жизни прежней, ни площадных друзей:
Всю ночь о дно глубокой бочки
Наперебой черпаки стучали.

Опохмелялся в полдень несмешанным... — большинство греков разбавляло вино водой в пропорции две или три меры воды на одну меру вина. Пить чистое неразбавленное вино считалось признаком варварства, свидетельством того, что человек окончательно опустился, стал алкоголиком.

[Алкей]


32 (13)

Красным мячиком в меня
Злой Эрот запустил, дразня:
«Что ж ты? Девочке мячик брось —
той, что в пестрых сапожках!»
5А шалунья (недаром ей
Лесбос родина) над моей
Седовласой главой смеясь,
Смотрит в очи подруге.

[Анакреонт]


ДАРЫ ДИОНИСУ

Эта, что с тирсом в руке, — Геликония, — с нею Ксантиппа;
Главка — третья: с горы сходят от оргий святых
К праздничным хорам они, вдохновенные, и Дионису
Сочное гроздие в дар, плющ и козленка несут.

[Анакреонт]


* * *

Яблони вешней порой цветут;
Реки напухли; ручьи поят
Запечатленные дев сады.
Цвет виноградный пьяные
5Лозы кудрявит в густых виноградниках.
Мне же с Эротом томительно ведаться.
Время настало: дать он не хочет,
Дать надолго душе покой;
Но, как фракийский Борей, ведет
10Темную мощь опоясанных молнией туч от престола Киприды.
Буйными грозами сердце жжет он.

[Ивик]


[ЭРОТ]

Из-под век темно-синих Эрот затененными смотрит глазами
На меня и влечет
Всею прелестью чар в неразрывные сети...
Снова в сетях Киприды пленник!
5Вот он приближается... Сердце дрожит...
Так понуждаем возницею конь, укрощенный годами,
На ристалищный бой выступать, колесницей гремя.

[Ивик]


В ЧЕСТЬ ПАВШИХ ПРИ ФЕРМОПИЛАХ

Светел жребий и подвиг прекрасен
Убиенных перед дверью фермопильской!
Алтарь — их могила; и плач да смолкнет о них, но да будет
Память о славных живою в сердцах! Время
5Не изгладит на сей плите письмен святых,
Когда все твердыни падут и мох оденет их следы!
Тут схоронила свой цвет Эллада, любовь свою.
Ты, Леонид, мне свидетель о том, спартанский воин,
Чей не увянет вечный венец.

[Симонид]


ГЕРАКЛ И НЕСС

Как Алкмены сын —
Он друга убил, —
Калидон покинув,
К соседям бежал.
5С ним жена-дитя Деянира.
Поперек пути
Сердитый поток:
Там за плату кентавр,
Перевозчик Несс,
10Чрез Эвен переправу держал.
И кентавру сын Зевса, Геракл,
Отдает дитя Деяниру.
Зверь простушку руками
На плечи берет —
15Локти розовые
Над водой,
А Геракл при конях,
С младенцем в руках
Стоит над Эвеном-рекой.
20Но, когда уже был
Близок берег, кентавр
Вдруг, исполненный яростной страсти, взыграл
И к сближению вздыбился бурно...
Звонко вскрикнула тут Деянира,
25Умоляя милого мужа
Отвратить погибель супруги.
У Геракла — пожар под бровями,
И в уме убийство с бедою
В роковой завязались узел.
30Он безмолвен. Он, не с ревом,
Как, бывало, громоносным —
С тяжкой палицей в деснице
На чудовище обрушась,
Гнет, хрящи ушей терзает,
35Кость щеки крушит косматой,
Грозных глаз гасит сверканье,
По надбровью бьет и топчет
В прах поверженное тело,
Сам неистово-бесстрашный,
40И, стрелой сверля, пронзает
Сердце Нессу-зверомужу.

Этот отрывок хоровой песни обнаружен среди папирусов, найденных в новейшее время.

 

Он друга убил — в приступе безумия Геракл сбросил со стены своего друга Ифита.

Калидон — город в Этолии, недалеко от реки Эвена.

К соседям бежал — из Калидона Геракл направился в фессалийский город Трахин.

[Симонид]


ДАНАЯ И ПЕРСЕЙ
[ЖАЛОБА ДАНАИ]

Крепкозданный ковчег по мятежным валам ветер кидал,
Бушевала пучина.
В темном ковчеге лила, трепеща, Даная слезы.
Сына руками обвив, говорила: «Сын мой, бедный сын!
5Сладко ты спишь, младенец невинный,
И не знаешь, что я терплю в медных заклепах
Тесного гроба, в могильной
Мгле беспросветной! Спишь и не слышишь, дитя, во сне,
Как воет ветер, как над нами хлещет влага,
10Перекатывая грузными громадами валы, вторя громам;
Ты ж над пурпурной тканью
Милое личико поднял и спишь, не зная страха.
Если б ужас мог ужаснуть тебя,
Нежным ушком внял бы ты шепоту уст родимых.
15Спи, дитя! Дитятко, спи! Утихни, море!
Буйный вал, утомись, усни!
И пусть от тебя, о Зевс-отец, придет избавленье нам.
Преклонись! Если ж дерзка мольба,
Ради сына, вышний отец, помилуй мать!»

Образец мелического «плача», мастером которого был Симонид. Даная — дочь аргосского царя Акрисия; была заключена отцом в ящик со своим сыном Персеем, которого родила от Зевса. Согласно предсказанию, сын Данаи должен был убить Зевса.

[Симонид]


ЭПИНИКИИ ПИФИЙСКИЕ, 1. <«ЭТНА»>

{ПЕРВАЯ ПИФИЙСКАЯ ОДА]

1с О кифара золотая!
Ты, Аполлона и Муз
Фиалкокудрых равный удел!
5Мере струнной
Пляска, начало веселий, внемлет,
Вторят лики сладкогласные,
Когда, сотрясенная звучно,
Ты взгремишь,
10Хороводных гимнов подъемля запев.
Копья вечного перуна гасишь ты,
И огнемощный орел
Никнет сонный,
Никнет на Зевсовом скиптре,
15Быстрых роняя чету
Крыльев долу, —

1а Князь пернатых: облак темный
Над изогну́той главой
Вещим пеньем ты пролила́,
20Облак темный —
Сладкий затвор зеницам зорким,
И под влажной дремой гнет хребет
Ударами струн побежденный...
Сам Арей,
25Буйный в бранях, прочь отметнув копие,
Легковейным услаждает сердце сном.
Сильны бессмертных пленять
Стрелы, их же
Глубоколонные Музы
30С чадом искусным Лето
Мещут звонко!

1э Те же, кого не взлюбил Зевс, —
Внемля гласу Пиерид,
И на земле обуяны страхом, и средь неукротимых пучин;
35И мятется, чья темница — Тартар тьмы, недруг богов,
Стоглавый Тифон, возлелеян некогда
Славным вертепом той ли страны киликийской, ныне же
Тяготеют Кумы приморской нагорья
И Сикелия на косматых оных персях, и небесный
40Столп его грудь бременит —
Среброверхой Этны устой,
Вечной зимы кормилец снежный.

2с Чистыми кипя ключами,
Там неприступный огонь
45Бьет из недр. Днем черный клубит
Огневые
Реки пожар, а во мраке хляби
Пышут бурей яропламенной
И скалы, вращая, уносят
50С грохотом —
Испровергнуть в Понта глубокий простор.
А подземный Змий Ифестовы ручьи,
Грозные, жерлом струит
Вверх. И чудо —
55Въяве предивное видеть!
Диво и повести внять
Тех, кто зрели:

2а Как под Этны чернолистной
Теменем и низино́й,
60На колючем ложе простерт,
Опирает
Узник об о́стипы хребет язвимый...
Дай, Зевс, дай нам быть угодными
Тебе, что блюдешь над горой сей,
65Над челом
Плодовитых долов! — ее ж освятил
Именем однореченный смежный град
Хвальный строитель, — и днесь
Этну славит
70Игрищ Пифийских глашатай,
Краснопобедный глася
Лавр Иерона —

2э На колесничном ристаньи!
В путь готовым кораблям
75Радость желанная — ветр попутный: он возврат мореходцам сулит
И прибыток. Их по слову про свое станем гадать:
Благое начало — благое знаменье:
Конскою славой городу слыть, и венцами краситься,
И греметь молвой на пирах звонкогласных!
80Ты же, Ликиец, царь Дилийский, ты, Парнасской Касталии
Ключ возлюбивший! Блюди
Сие в сердце памятном, Феб!
Добрых людей блюди отчизну.

3с От богов вся доблесть в людях,
85Все нам дары — от богов;
Разум мудрых, крепость борца,
Речь витии.
Я ж, победителя славя, целю
Копья песен медножалые:
90Всех дальше я мечу их ринуть
И за грань
Мощным махом, звонкие, не прометнуть!..
Пусть ему в теченьи долгом смертных дней
Те ж изобилья дары
95С тем же счастьем
В лоно плывут неоскудно
И претерпенных несут
Зол забвенье!

3а Он вспомянет войн великих
100Битвы: как в них устоял,
Крепкий духом; как добывал
Мышцей божьей
Почесть, ее ж ни единый Эллин
Не снискал,— стяжанья многого
105Верховный венец велелепный! —
Ныне вновь,
Филоктита труд роковой разделив,
Ополчился вождь за друга: друга звал
Гордый на помощь, смирясь.
110Так на Лимнос
(В былях поется) герои
К мучиму язвой стрелку
Плыли древле.

3э Сына Пианта приводят
115Полубоги в бранный стан:
Он ниспровергнул Приамов город, он Данаев страды повершил,
Тело в немощи влачащий: суд то был вечных судеб!..
Да встанет же бог-исправитель в дни его
Пред Иеропом в час вожделенный, в годину чаянья!..
120Муза! лепо нам пред лицом Диномена
Четвероконных мзду восславить: отчий дар ему ль не радость?
Муза! покорствуй мне: гимн
Обретем мы Этны царю,
Этны царю хвалу по се́рдцу,

1254с Сыну град, свободы граду
Дал богозданный устав
С правдой Илла царь Иерон!
Род Памфила
И Ираклидов, Тайгета горцы,
130По дорийскому обычаю,
В Эгимия древнем законе
Век прожить
Правдой дедов гордые внуки хотят.
С Пинда стремного сошли сыны побед
135И одержали Амиклы
У предела
Тиндара чад белоконных,
Чьих искони процвела
Копий слава.

1404а Зевс-свершитель! прав да будет
Голос молвы, что судил
Чести отчей равный удел
У Амены
Струй Этнейских — царям и воям!
145Будь помощник,— да водитель — муж,
Наставник властителя-сына,
Свой народ
Возвеличив, дружный в нем строй водворит!
О Кронион! я молюсь, да низойдет
150В грады пунийские мир,
Да ути́шит
Тусков вои́нские клики
Кумской обиды морской
Память злая!

1554э Как там крушилась их сила
Властелином Сиракуз!
Он же и цвет их страны в пучину с быстролетных поверг кораблей,
И с Эллады угнетенной прочь сорвал рабский ярем!
Афинам пою Саламин — и взыскан я
160Граждан приязнью; в Спарте мне петь Киферон: побоища,
Где легли костьми крутолукие Персы.
У берегов Имеры светлой Диномена чад могучих
Доблести гимн я воздам:
Они гимн стяжали в бою,
165Вражеских воев мощь осилив!

5с Кто хранит в витийстве меру,
Кто разумеет вместить
В кратком слово многую речь, —
Нареканий
170Меньше тому от людей. Избыток
Пресыщает; торопливые
Надежды не ждут. Чуждый подвиг,
Граждан толк
Тайно сердца темную глубь бременит.
175Лучше зависть все ж, чем жалость! Славен будь!
Подвиги множь! Правь народ
Прав кормилом!
Пред наковальнею чести
Выкуй нелживый язык,
180Ковщик правды!

5а Легкой искрой слово реет;
Но из властительных уст
Тяжко ляжет! Многих ты благ
Управитель:
185Много свидетелей зрят управу.
Щедрый нрав блюди; и, добрую
Молву возлюбив, неустанно
Расточай,
Корабленачальник искусный, ветра́м
190Смей вверять раздутый парус. Не ищи
Выгод обманчивых, друг!
Наше имя
Переживет нас, и слава
Об отошедших прейдет
195В роды смертных.

5э Жизнь их молва перескажет
Дееписцам и певцам.
Крез человеколюбивый вечно будет памятен сердцу людей;
В медяном быке сжигатель, недруг всем — царь Фаларид,
200И нежные струны под кровлей праздничной
Имя его сдружить не хотят с песнопеньем отроков.
Друг! удача — первое благо; за нею ж
Клада нет краше доброй славы; но кто оба дара вкупе
Взял от богов,— улучил
205Вожделенный жребий земли:
Жизни приял венец превысший!

Пифийская ода — в честь победы Гиерона (Иерона), царя Сиракузского, на Пифийских играх, и восстановления им города порта Этны. Печ. по публикации в «Журнале министерства народного просвещения», 1899, № 7—8, отд. классической филологии, с. 48—56. Перевод размером подлинника. В предисловии переводчик так обосновывает свои приемы: «Перевод с греческого „размером подлинника” в строгом смысле, разумеется, невозможен. Арсис древнего стиха и русский ударяемый слог — не одно и то же. Еще важнее, быть может, что неударяемые слоги почти совершенно утрачивают колорит долготы и краткости. Русский спондей — только хорей: правда, и хорей русский, с неударяемым, но не непременно кратким вторым слогом... Но как наш язык не может отказаться от своего великолепного гексаметра, существенно обусловливающего для нас редкую между народами привилегию «слышать умолкнувший звук божественной эллинской речи»,— ни, в частности, от своего несовершенного, но незаменимого спондея, — так и ограничение наших метрических подражаний античной лирике воспроизведением порядка древних арсисов не должно отвращать нас от задачи такого воспроизведения... Ритмические силы нашего языка богаче поэтических форм, получивших в нем право гражданства. Что касается нашего опыта и его соответствия метру подлинника, то, помимо изложенных ограничений общего характера, должно поставить на вид две допущенные нами особенности. Во-первых, в несколько большей, сравнительно с подлинником, мере обособлены отдельные ритмические части, “????”, нам казалось, что это обособление облегчает чтение непривычного нашему уху неожиданностию своих метрических переходов текста. Во-вторых, встречный толчок арсисов, конечного и начального, двух смежных метрических групп, сохраненный нами вообще (ср., например, 3-й стих эподов), — в каждом 2-м стихе (5-й строке) строф и антистроф был устранен как затруднительный при чтении (несмотря на свою вероятную музыкальность в пении), — вставкою одною лишнего краткого слога (вместо «начало торжеств внемлет», мы пишем: «начало веселий внемлет») — вольность, оправдываемая до некоторой степени вероятностию предположения, что в этом и подобных случаях два смежные арсиса разделялись некоторою малою музыкальною паузою. В остальном наш перевод верен древнему размеру; и если принципиальные противники нововведений в господствующем стихосложении найдут, что в той же мере перевод этот перестает быть стихотворным, то мы первые готовы предложить читателям смотреть на него как на опыт ритмической прозы. Элементы церковные и старонародные, допущенные в языке перевода, казались нам согласными с тоном и диалектом подлинника».

 

Пиериды — музы.

Сикелия— греч. название Сицилии.

Филоктет (Вяч. Иванов в переводе употребляет форму Филоктит, как и Лимнос вм. Лемнос) — древний герой; ему посвящена одна из драм Софокла.

Ираклиды — потомки Геракла.

Крез — лидийский царь, знаменит богатствами; у Пиндара образец доброго и щедрого правителя, противопоставлен тирану Фалариду, по преданию, казнившему людей сжигая их в медном сосуде в форме быка, ый был устроен так, что крики жертв звучали как мычание.

[Пиндар]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . Пленяет разум
Сладкой неволей отрада кубков полных.
Бьется сердце, шепчет мне: «Близка любовь...»

Ты сам, Дионис, нам вливаешь в грудь отвагу.
5Мы высоко залетели мыслью, други!
Мы сокрушаем в мечтах своих твердыни:
Над вселенной побежденной мы царим!

Палаты — все в золоте, все в кости слоновой;
Много богатств корабли тропой лазурной,
10Много пшеницы везут нам из Египта:
Так за кубком над вселенной мы царим.

Нет ни тучных стад, ни злата; нет и тканей пурпуровых.
Только в сердце есть веселье, сладкий мир.
Есть и муза нежных песен, — да в сосудах беотийских
15Гроздьев нектар!

[Вакхилид]


ДИФИРАМБ 18, ФЕСЕЙ
(ДЛЯ АФИНЯН)

{Хор]

Провещай слово, святых Афин царь,
Роскошных ионян властодержец!
Продребезжала почто трубы медь,
5Песнь бранную зычно протрубила?
Али нашей земли концы
Обступил и ведет грозу сечь
Враждебных ратей вождь?
Иль умыслив недоброе,
10Грабят хищники пастухов стад,
Овец угоняют в плен?
Что же сердце твое мятет, царь?
Вещай! Али вдосталь, круг твоих рамен,
Нет надежи-дружинников,
15Юных, сильных витязей,
О Пандиона чадо и Креусы?

{Эгей]

Приспешил скорой стопой гонец, пеш;
О долгий, измерил путь истмийский,
20Провозвестить насказанных дел весть,
Что некий соделал муж великий.
Исполин от его руки,
Колебателя суши сын, пал —
От губительной веприцы
25Вызволил кромионский лес он,
Скирон-беззаконник мертв.
Уж не мерит с гостьми тугих мышц
В борьбе Керкион. И молот выронил
Полипемона сын, Прокопт.
30Мощь мощнейший превозмог.
Что-то будет? Чему дано свершиться?

{Хор]

И отколе сей богатырь, и кто он,
Поведал ли вестник? Ратной справой
35Вооружен ли, одержит полк мног
С нарядом воинским? Иль, скиталец
Бездоспешный, блуждает он,
Мнимый пришлым купцом, один, в край
Из края, чуждый гость?
40А и сердцем бестрепетен,
И могутен плечьми о тех мощь,
Изведавший крепость мышц.
С ним подвигший его стоит бог —
Промыслить отмщенье дел неправедных!
45Но вседневных меж подвигов
Остеречься ль злой беды?
Время долго: всему свой час свершиться!

{Эгей]

Со двумя держит гриднями путь муж,
50Поведал гонец. Висит булатный
Заповедный кладенец с белых плеч;
В руке два копья о древках гладких;
Да чеканки лаконские
Сверх кудрей огневых шелом светл;
55Хитон на персях рдян;
Плащ поверх, Фессалийских рун.
Очи полымя ярых жерл льют —
Лемносских горнил ключи.
Первым юности цветом юн он;
60По сердцу ему потех да игрищ вихрь,
Те ли игры Аресовы,
Меднозвучных битв пиры —
И взыскал он Афин пышнолюбивых.

[Вакхилид]


* * *

Ты Гиппонакта вытолкать велел в шею,
Дождем камней бродягу со двора выгнать.

[Гиппонакт]


02 (32)

Гермес Килленский, Майи сын, Гермес, милый!
Услышь поэта! Весь в дырах мой плащ, дрогну.
Дай одежонку Гиппонакту, дай обувь!
Насыпь червонцев шестьдесят в мошну — веских!

Нимфа гор Майя родила Гермеса на горе Киллене, в Аркадии, и поэтому «Килленский» — частый эпитет Гермеса.

[Гиппонакт]


03 (34)

Ты не дал мне хламиды шерстяной, теплой
В подарок перед стужей, ни сапог прочных;
И, полуголый, мерзну я зимой лютой.

Хламида — одежда, о которой впервые упоминает Сапфо. Обычно имела форму простой продолговатой накидки, не доходила до колен. Более длинная хламида использовалась в качестве дорожного плаща и для защиты от непогоды.

[Гиппонакт]


04 (3А)

«Кандавл — по-меонийски, по-людски — Гермий!»
Так звал он: «Майи сын, цепной своры
Начальник, друг ночных воров, спаси, милый!»

Кандавл — мифологический лидийский герой, образ которого со временем слился с образом Гермеса.

Меония — старое название Лидии (Малая Азия).

Друг ночных воров — Гермес; считался покровителем всевозможных промыслов, доставляющих богатство, в том числе воровства.

[Гиппонакт]


05 (36)

Богатства бог, чье имя Плутос, — знать, слеп он!
Под кров певца ни разу не зашел в гости
И не сказал мне: «Гиппонакт, пока тридцать
Мин серебра тебе я дам; потом — больше».
5Ни разу так он не зашел в мой дом: трус он.

[Гиппонакт]


06 (26 + 26А)

Привольно жил когда-то он, тучнел в неге,
Из тонких рыб ел разносолы день целый;
Как евнух откормился, как каплун жирный,
Да все наследство и проел. Гляди, нынче
5В каменоломне камни тешет, жрет смоквы
Да корку черную жует он — корм рабий.

[Гиппонакт]


07 (39)

Я злу отдам усталую от мук душу,
Коль не пришлешь ты мне ячменных круп меру.
Молю не медлить. Я ж из круп сварю кашу.
Одно лекарство от несчастья мне: каша!

[Гиппонакт]


08 (28)

Художник! Что ты на уме, хитрец, держишь?
Размалевал ты по бортам корабль. Что же
Мы видим? Змей ползет к корме с носа.
Наворожишь ты на пловцов, колдун, горе,
5Зане проклятым знаменьем судно метишь!
Беда, коль змием уязвлен в пяту кормчий!

[Гиппонакт]


13 (40)

Прошу, любезный, не толкайся! Пусть барин
Не в духе ныне — знаю: не дерись все же!

[Гиппонакт]


© Север Г. М., 2010. На сайте используется греческий шрифт.


ХРОНОЛОГИЯ • ПЕРЕВОДЧИКИ • ЛИТЕРАТУРА • МАТЕРИАЛЫ • ИЗОБРАЖЕНИЯ • СЛОВАРЬ

© C. SEVERVS • MMDCCLX • MMDCCLXVII