NOVEMLYRICI.NET • ДЕВЯТЬ ЛИРИКОВ • ЖИЗНЬ И ПОЭЗИЯ

АЛКМАН • СТЕСИХОР • АЛКЕЙ • САПФО • ИВИК • АНАКРЕОНТ • СИМОНИД • ПИНДАР • ВАКХИЛИД

ΣΙΜΩΝΙΔΗΣ Ο ΚΕΙΟΣ

Информация
Стихотворения

Биографические данные
Изобретения
Творчество
Этика
Афоризмы

Биографические данные 

Симонид имел в античном мире большую славу и влияние. Тем не менее достоверных источников о его происхождении и жизни сохранилось мало, и многие из них противоречат друг другу. Неоднозначности возникают в том числе потому, что внук Симонида по дочери имел такое же имя и также был известным поэтом. Наименее спорными представляются данные Суды и Паросского мрамора. По Суде, Симонид родился в г. Иулия на о. Кеос в 56-ю (556—552 до н. э.) или 62-ю (532—528 до н. э.) Олимпиаду, умер в 78-ю (468—464 до н. э.); он прожил, таким образом, от 60 до 92 лет (притом что в самой Суде приводится также определенная цифра — 89 лет) [1]. Паросский мрамор утверждает, что Симонид умер в 468/467 до н. э. в возрасте 90 [2]. Суда также сообщает, что Симонида называли Меликертом (первая часть имени meli- значит «мед»; т.е. прозвище, возможно, имело значение сходное с «медоточивый, сладкозвучный»).

Кроме имени внука, известно имя отца Симонида — Леопрепес [1].

О. Делос, центральный остров архипелага Киклады, считался родиной Аполлона; на Делос жителями Кеоса регулярно направлялись хоры для исполнения гимнов в честь этого бога. На Кеосе в г. Каррея при храме Аполлона находилась хоровая школа — ее, возможно, возглавлял Симонид. Кеос имел богатую традицию спортивных соревнований; имена кеоссцев постоянно присутствуют в истории Панэллинских игр (например, дед поэта Вакхилида (племянника Симонида) был известным атлетом [3]). Таким образом, Симонид уже в ранние годы имел возможность и стимул разрабатывать жанр эпиникия — хвалебной оды по случаю победы в спортивных соревнованиях (жанр, пионером которого являлся Ивик).

Кеос находился в 30 километрах от Аттики; в конце концов Симонид уехал в Афины, привлеченный возможностями при дворе тирана Гиппарха, который покровительствовал литературе. (В Афинах к Симониду присоединился Анакреонт, который переехал сюда с о. Самос после гибели самосского тирана Поликрата в 522 до н. э.). Известно, что в Афинах Симонид вступил в поэтическое соперничество с Ласом Гермионским — их конфронтация стала в Афинах «притчей во языцех»; на этот счет, в частности, иронизирует Аристофан в «Осах» [4].

После убийства Гиппарха (514 до н. э.), Симонид (вместе с Анакреонтом) удалился в Фессалию; там поэты пользовались защитой и покровительством Скопадов и Алевадов (знаменитые в свое время фессалийские династии; поздним грекам, однако, известные, по мнению Теокрита, только благодаря в связи с Симонидом [5]).

После битвы при Марафоне Симонид вернулся в Афины. К этому времени он был признан во всем греческом мире — как автор эпиникиев и дифирамбов; способность же Симонида драматически и со вкусом писать на темы войны оказалась очень востребована после побед в греко-персидских войнах. В это время им были написаны известные дифирамбы и эпиграммы, посвященные знаменитым битвам при Артемисии, Марафоне, Саламине, Фермопилах. По сообщению анонимной биографии Эсхила [6], афиняне, выбирая эпитафию воинам, погибшим в битве при Марафоне, предпочтли Симонида Эсхилу (несмотря на то, что сам Эсхил сражался в этой битве и в ней погиб его брат). По сообщению Плутарха, в это время Симониду была воздвигнута статуя (которую осмеивал Фемистокл, бывший другом Симонида) [7].

Уступив Симониду первенство в сочинении эпитафии, Эсхил покинул Афины и переехал ко двору тирана Сиракуз Гиерона I. Вскоре, по приглашению последнего, в Сиракузы уехал сам Симонид. При дворе Гиерона Симонид провел остаток жизни. Популярность Симонида была настолько велика, что выражалась в реальном политическом влиянии. Сообщается, что коринфяне добивались его беспристрастного свидетельства об их действиях во время персидской войны. В схолиях к Пиндару упоминается, что Симонид был посредником в конфликте Гиерона и Ферона Агригентского (Пиндар воспевал последнего за победу на Олимпийских играх) — в результате тираны прекратили военные действия [8].

По схолиям к Симониду и Пиндару (который также работал при дворе Гиерона) разбросано много сведений, свидетельствующих о соперничестве между этими авторами. По этим сведениям, в частности, предполагалось, что Симонид устроил карьеру своего племянника Вакхилида во многом в ущерб карьере Пиндара [9] (очевидно, пользуясь опытом придворной жизни при дворах Скопада и Гиппарха).

О смерти Симонида сведений не сохранилось. Каллимах в одном из стихотворений упоминает, что Симонид был похоронен у г. Агригент и что на его надгробии впоследствии построили башню [10].

Изобретения 

Симонид считается изобретателем мнемоники (так называемый «метод локусов») [11]. Это система приемов и способов, облегчающих запоминание информации и увеличивающих функцию памяти посредством образования ассоциаций. (Этот метод широко использовался в устной общественной практике до эпохи Возрождения.)

«Рассказывают, что однажды Симонид, ужиная в Кранноне у знатного фессалийского богача Скопы, пропел в его честь свою песню, в которой, по обычаю поэтов, для красоты было много написано про Кастора и Поллукса. Скопа, как низкий скряга, сказал, что заплатит Симониду за песню только половину условной платы; остальное, если угодно, тот может получить со своих Тиндаридов, которым досталась половина его похвал. Немного спустя Симонида попросили выйти: ему сказали, будто у дверей стоят двое юношей и очень желают его видеть. Он встал, вышел и никого не нашел; в это самое время столовая, где пировал Скопа, рухнула, и под ее развалинами погиб и он сам, и его родственники. Когда друзья хотели их похоронить, но никак не могли распознать раздавленных, Симонид, говорят, смог узнать останки каждого — потому что помнил, на каком месте кто возлежал. Это и навело его на мысль, что для ясности памяти важнее всего порядок» [12].

Этот опыт Симонид использовал в разработке метода локусов («театр памяти», как его называли в древности). Фемистокл, бывший другом Симонида, отозвался на изобретение так: «Я бы лучше предпочел технику забывания; я помню то, что лучше забыть, и не могу забыть то, что лучше забыть» [13].

Симонид считается преобразователем греческого алфавита. Ему приписывалось введение двойных согласных ξ и ψ и различие долгих гласных (ε/η, ο/ω) на письме. Новшества были введены в ионийский алфавит и получили всеобщее распространение в архонтство Евклидов, после 403 до н. э.

Суда приписывает Симониду введение «третьей струны для лиры» [1]; очевидно, это значит один из экспериментов с добавлением струн к классической лире, которая с VII в. до н. э. имела семь струн (описаны лиры с количеством струн до 18).

Творчество 

Симонид писал гимны, гипорхемы, дифирамбы, парфении, френы, элегии, эпиграммы, эпиникии, эпитафии. В целом виде до наших дней дошло только 3 короткие элегии, несколько эпиграмм, несколько эпитафий, около 90 фрагментов монодической и хоровой лирики. В 1992 были опубликованы новые фрагменты папирусов с текстами элегий Симонида (среди таких выделяется большой отрывок о битве при Платеях, в котором подчеркивается решающая роль спартанцев). Сохранившиеся тексты отличаются пафосом, силой, возвышенностью, простотой.

Элегии Симонида отличаются не только изящными образами, но глубиной мысли и характерным оттенком грусти. Едва ли не самый знаменитый отрывок элегической поэзии Симонида — о героях Марафона и битве при Фермопилах.

Симонид разработал жанр эпиграммы, превратив ее в дескриптивное стихотворение, основанное на реальном событии и содержащее субъективное мнение автора об этом событии. (Изначально эпиграмма была простой надгробной надписью, обычно в форме элегического двустишия.) Эпиграмма при этом еще не имела сатирического характера; из эпиграмм Симонида «сатирической» можно считать только одну, обращенную к поэту Тимокреонту.

Симонид придал окончательную обработку эпиникиям, соединяя рассказ о самих играх с морализирующими и философскими размышлениями.

Эпитафии Симонида, предназначавшиеся для публичных и частных захоронений, отличаются теплотой чувства и эпичностью; среди таких выделяются известная эпитафия на смерть Анакреонта, эпитафия Архедике, дочери Гиппия Писистратида.

Сохранившиеся лирические фрагменты значительно варьируются по характеру. Здесь есть обращение к Артемисию, восславляющее павших при Фермопилах (с ним Симонид одержал победу над Эсхилом в поэтическом соревновании в Афинах); отрывок из оды в честь Скопаса (который комментируется у Платона [14]); отрывки из традиционных гимнов, гипорхем, эпиникиев и др.

Высоко ценились френы (плачи) Симонида, которые отличает спокойный величественный пафос в выражении горя. Возможно, частью френа является знаменитая песнь Данаи, заключенной отцом Акрисием в ящик вместе с ее сыном от Зевса, Персеем.

Симонид добивался многочисленных успехов в дифирамбических соревнованиях. Ему приписывалось до 57 побед (см. выше о соревновании в память павших при Марафоне). Как хоровой лирик, среди современников Симонид пользовался большей славой, чем Пиндар. Отмечалась эмоциональная простота его образов; «Стилем Симонид обладает простым, но его следует похвалить за выразительность языка и известное очарование; главное же его достоинство, однако — способность пробуждать жалость, и так, что многие предпочтут его в его жанре многим другим поэтам» [15].

Этика 

Симонид повлиял на концепцию и практику поэтической деятельности — он утверждал, что покровитель, заказавший поэту стихотворение, должен обеспечить достойное вознаграждение. Считался первым поэтом, писавшим за вознаграждение; за свои произведения получал значительные суммы.

Соперничая с Пиндаром, Симонид полемизирует во взглядах на ценности аристократической этики, которая являлась основой мировоззрения Пиндара (наиболее четко позиция Симонида проявляется в энкомии к Скопасу). Симониду ближе этическая концепция нового торгового класса; он прагматичен, реалистичен и склонен к релятивизму. В этом отношении примечательно замечание Софокла, якобы высказанное им в отношении Симонида: «Он, пусть стар и дряхл, все равно — если вы заплатите ему сколько надо, выйдет в море на решете» [16]. Схолиаст, комментируя этот фрагмент, замечает: «Симонид, как кажется, первый стал писать за деньги»; в доказательство приводит отрывок одной из од Пиндара: «Ибо Музе не мила корысть и выгода» — что интерпретирует как критику Симонида.

Тот же схолиаст приводит следующую историю. Когда кто-то попросил Симонида написать хвалебную оду в обмен на искреннюю благодарность. Симонид ответил, что «держит два сундука, один для благодарностей, другой для денег; когда он открывает их, то в первом никогда ничего нет, а второй — полон» [17]. По Афинею, «в Сиракузах Гиерон посылал ему каждый день подарки на дневные нужды; большую часть присылаемого Симонид продавал, себе оставлял самую малость. На вопрос „зачем” он ответил: „Чтобы виднее была и Гиеронова щедрость, и моя скромность”» [18]. По Аристотелю, супруге Гиерона, на вопрос кем лучше родиться, гением или богатым, Симонид ответил: «Богатым, ибо у ворот богатого всегда можно найти и гения» [19]. На папирусе 250 до н. э. был обнаружен следующий анекдот: Гиерон спросил поэта, все ли в мире подвержено старости, на что Симонид ответил «Да, все кроме наживы, а добрые дела — больше всего» [20]. Однажды Симонид отказался написать эпиникий на победу в гонках мулов (такие соревнования не были престижными); однако передумал, как только вознаграждение было увеличено, причем стихотворение начиналось так «Вам привет, скакунов штормоногих дщери!» [21]. По Плутарху, однажды Симонид пожаловался, что старость отняла у него всякую радость, но не радость денег [22]. Превращение поэзии в профессию у современников Симонида во многом вызывало неодобрение; поэтический талант считался даром богов, и древним его «монетизация» представлялась кощунством.

Симонид не требует высокой и непреклонной добродетели. «Трудно стать человеком, который хорош, безупречен как квадрат, и рукой, и ногой, и мыслью. Кто плох но не безнравствен, кому не чужда справедливость, кто благодетельствует городам — тот хорош; я не найду в нем вины, ибо гонка дураков бесконечна... Я хвалю и люблю всех, кто не грешит добровольно; без необходимости не нападают даже боги» [фр. 5, Bergk]; «добродетель находится на высокой и трудной горе» [фр. 58]; «будем искать удовольствия, ибо все вещи нисходят к Харибде — что добродетели, что богатство» [фр. 38].

При этом Симонид не является гедонистом; его нравственность, не менее чем его искусство, пронизана добродетелью, которой был прославлен его родной Кеос — сдержанностью и смирением. Отсюда этике Симонида присущ смиренный фатализм, созерцание бед и слабостей человечества и неисповедимых путей высших сил. В этом фатализме, однако, нет ничего мрачного; общий тон искусства Симонида высоко позитивен. Возможно, самый знаменитый текст Симонида, иллюстрирующий его концепцию, — фрагмент плача Данаи; в нем Даная, плывя с младенцем Персеем по ночному бурному морю, находит покой в мирном сне своего ребенка.

Афоризмы 

Симонид славился мудрыми и остроумными изречениями. Платон в «Государстве» сравнивает Симонида с Бионом и Питтаком в мудрости и благословенности (даже вкладывает в уста Сократа такие слова: «Не поверить Симониду непросто, ибо он муж мудрый и боговдохновенный» [23]); в «Протагоре» — с Гомером и Гесиодом как с предшественниками софизма.

Наиболее известны высказывания Симонида: «Я часто раскаивался в том, что что-то сказал, и никогда — в том, что чего-то не говорил» [24]; «Поэзия — поющая живопись, так же как живопись — молчащая поэзия» [25]. (Последнее замечание Гораций перефразирует в своем «Искусстве поэзии»: ut pictura poesis, поэзия — как живопись.)

Михаил Пселл приписывает Симониду известную фразу «Слово — образ вещи» [26]. Диоген Лаэртский приводит эпиграмму Симонида на стихотворение Клеобула (одного из Семи мудрецов), в котором Клеобул утверждает вечную бдительность медной статуи: «Камень не сильней и смертных дробящих рук; глуп, кто молвил такое слово» [27]. О взглядах Симонида на мироздание можно судить по такому упоминанию у Плутарха: «По Симониду, тысяча или десять тысяч лет — неопределимый миг, или даже мельчайшая часть неопределимого мига» [28]. Цицерон упоминает, что когда Гиерон спросил Симонида, как тот определит божество, Симонид постоянно тянул с ответом и, наконец, сказал: «Чем больше я думаю над ответом, тем меньше надеюсь, что его найду» [29]. Стобей сообщает, что когда один человек доверительно передал Симониду чьи-то нелестные о нем слова, Симонид ответил: «Не клевещи на меня своими ушами» [30].

См. источники

  1. Suda, s.v. Σῐμωνίδης
  2. Паросский мрамор 49, 57
  3. Jebb; Bacchylides: the poems and fragments; Cambridge University Press (1905), p. 5
  4. Аристофан, «Осы» 1411 сл.
  5. Феокрит, XVI 42—47
  6. Vita Aeschili, cited by D. Campbell, Greek Lyric III, Loeb Classical Library (1991), p. 342
  7. Плутарх, «Фемистокл» V 6—7
  8. Схолии к Пинадру, Ол. II 29d
  9. Jebb; Bacchylides: the poems and fragments, Cambridge University Press (1905), p. 12—26
  10. Callim., fr. 64, 1—14
  11. Квинтилиан, «Наставления оратору» XI 2
  12. Цицерон, «Об ораторе» II 86
  13. Цицерон, «О пределах добра и зла» II 32, 104
  14. Платон, «Протагор» 339b
  15. Квинтилиан, «Наставления оратору» X 1, 64
  16. Аристофан, «Мир» 695 сл.
  17. David A. Campbell; Greek Lyric III, p. 349; ода Пиндара см., Истм. II, антистрофа 1
  18. Афиней, «Пир мудрецов» XIV 656de
  19. Аристотель, «Риторика» II 16, 1391a
  20. Hibeh Papyrus 17
  21. Аристотель, «Риторика» III 2, 1405b
  22. Плутарх, «Следует ли старику участвовать в государственных делах?» 768b
  23. Платон, «Государство» I 331de; 335e
  24. Плутарх, «О болтливости» 514f—515a
  25. Плутарх, «Прославились ли афиняне более войнами или мудростью?» III 346f
  26. Michael Psellus, «De operatione daemonum»
  27. Диоген Лаэртский, «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» I 6 Клеобул
  28. Плутарх, «Утешение к Аполлонию» 17
  29. Цицерон, «О природе богов» I 22, 60
  30. Стобей, «Эклоги» II 41

ΣΙΜΩΝΙΔΗΣ Ο ΚΕΙΟΣ

информация
стихотворения

© Север Г. М., 2010. На сайте используется греческий шрифт.


ХРОНОЛОГИЯ • ПЕРЕВОДЧИКИ • ЛИТЕРАТУРА • МАТЕРИАЛЫ • ИЗОБРАЖЕНИЯ • СЛОВАРЬ

© C. SEVERVS • MMDCCLX • MMDCCLXVII