NOVEMLYRICI.NET • ДЕВЯТЬ ЛИРИКОВ • ЖИЗНЬ И ПОЭЗИЯ

АЛКМАН • СТЕСИХОР • АЛКЕЙ • САПФО • ИВИК • АНАКРЕОНТ • СИМОНИД • ПИНДАР • ВАКХИЛИД

ΑΛΚΑΙΟΣ

Информация
Стихотворения

* * *

Молнийным вином зажженный, я ль за чашей не горазд
Затянуть запевом звонким Дионису дифирамб?

[Иванов В.]


* * *

Ты был мне другом — сиречь одним из тех,
Кого послаще потчевать — козочкой,
Молочной свинкою — пригоже,
Как неспроста нам велит присловье...

[Иванов В.]


* * *

Черплем из кубков мы
Негу медвяную,
С негой медвяною
В сердце вселяются
5Ярого бешенства
Оводы острые.

[Иванов В.]


* * *

Ни грозящим кремлем
Не защититесь вы,
Ни стеной твердокаменной:

Башни, града оплот, —
5Бранники храбрые.
Ты киркой шевели,
Каменотес,
Бережно хрупкий пласт:

Не осыпал бы с круч
10Каменный град
Буйную голову!

[Иванов В.]


* * *

Что из кувшина че́рпать большим ковшом?
К чему усилье? Я убеждал тебя
Не проводить со мною праздно
Дни, опьяняясь вином и песней.

5Зачем страшиться моря? Как морок злой,
Пройдет морозный холод предутренний,
Нам бы на борт взойти скорее —
В руки кормило, подпоры вырвать.

И от причала прочь, повернув ладью
10Навстречу ветру. С легкой душой тогда
Мы предавались бы веселью, —
То-то бы пить и гулять на славу!

А ты, бессильно руку на мой рукав
Повесив, кличешь: «Мальчик, подушку мне
15Под голову! Певец, такою
Песней меня не заманишь в море».

[Голосовкер Я.]


* * *

Не всегда продувной бестией был Питтак
и беспечен умом. Нам, главарям, клялся,
на алтарь положа руку, а сам берег
злорадетелей родины,

5и за тем лишь глядел, как бы предатели
не открылись его давним союзникам...

[Голосовкер Я.]


* * *

А Елене в грудь заронила жажду,
Чтоб она, аргивянка, в исступленье
С вероломным вместе пустилась гостем
В дальнее море,

5Оставляя дома и дочь родную,
И супругам выстеленное ложе:
Так гнала Киприда любовью чадо
Зевса и Леды.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
10. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Черная земля поглотила много
Братьев, павших в прах на равнине Трои
Ради Елены.

На Лесбосе представители некоторых знатных родов возводили свое происхождение к ахейским героям, сражавшимся под Троей. Отсюда враждебное отношение Алкея к Елене.

[Гаспаров М.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
На них, творящих срам и нечестие,
Обрушилась Неотвратимость,
[Крепкой петлей] захлестнувши выи.

5Стократ бы лучше мужи ахеяне
. . . . . . . . . . . . . . предали гибели:
Суда их, миновавши Эги,
Верно бы, в мирное вплыли море,—

Но как во храме дочерь Приамова
10Кумир Афины многодобычливой
Обвив руками за колена,
Лютое городу...

. . . . . . . . . . . . . . пал Деифоб за ним,
И над стенами к небу дарданскими
15Взметнулся плач детей и женщин,
Всю оглашая равнину Трои.

Эант объятый гибельным бешенством,
Ворвался в сеь Паллады священную,
Страшнее всех богов блаженных
20Казнь назначающей святотатцам;

Двумя руками деву молящую
Прочь от кумира Зевсовой дочери
Локриец оторвал, без страха
Перед воительницей-богиней.

25Но, исподбровья черные ужасы
Метнув, богиня к морю низринулась
И в темной, как вино, пучине
Взбила мгновенную непогоду...

Имеются в виду события, происшедшие в ночь взятия Трои.

 

Эга — населенный пункт на Евбее, у которой потерпел кораблекрушение Эант локрийский.

Дочерь Приамова — Кассандра.

[Гаспаров М.]


* * *

Не плыть ковшу в кувшине с густым вином.
К чему стараться? Знаем и ты и я,
Что от рассвета до заката
Нам не дано распевать за чашей.

5Так что ж мы медлим в море отважиться,
Как будто зимней скованы спячкою?
Скорее встанем, весла в руки,
Крепким напором на шест наляжем

И оттолкнемся, в море открытое
10Направив парус, реей расправленный,—
И веселее станет сердцу:
Вместо попоек рука при деле...

[Гаспаров М.]


* * *

Тысячу и две, чтобы мы вступили
В город священный,

И не ждали впредь никакой услуги;
Но как хитрый лис, от беды надеясь
5С легкостью скрыться...

Цари Лидии проявляли постоянный интерес к островам, расположенным \ побережья М. Азии. Возможно, субсидируя Алкея и его сторонников, они рассчитывали укрепить свои позиции на Лесбосе.

 

Город священный — вероятно, Митилена. Кого Алкей называет хитрым лисом, неясно.

[Гаспаров М.]


* * *

А он, гордясь свойство́м с родом Атреевым,
Пусть грызет горожан так, как Мирсил их грыз,
Покуда нас Арес не призовет к мечам,—
И не раньше тогда гнев наш уляжется,
5Чем кончится раздор братоубийственный,
Нам терзавший сердца с той приснопамятной
Поры, как некий бог вверг наш народ в беду,
А Питтаку принес славу желанную...

Стихи направлены против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

Худородный Питтак общей хвалой ставлен тиранствовать
Нал усталым от мук злобной судьбы бедственным городом...

Стихи направлены против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

Твоя пора урочная минула,
И что созрело, то и сбирается;
Еще, быть может, добрый отпрыск
Новые тяжкие свесит гроздья,

5Но слишком поздно: здесь, в винограднике,
И я боюсь, что их ощиплют
Раньше, чем кислое станет спелым,
Затем, что те былые садовники

[Ушли в изгнанье]...

Стихи направлены против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

Здесь, в священной земле, Агесилаев сын,
Мне приходится жить, как мужики живут,
И завидовать тем, кто слышит,
Как вестник зовет люд на собрание

5И совет, Этот крик знали отец и дед
С молодых своих дней и до седых волос
Меж взаимной вражды сограждан.
А мне суждено вдалеке от них,

На чужой стороне скрывшись, как беженцу
10Точно как Ономакл...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Так по черной земле тропы измеривши,
Я пришел, наконец, в божье святилище,
15Где с пути не сбивает злоба
И радуют взгляд людные празднества:

Собираются здесь жены лесбийские
Состязаться в том, кто всех красивее.
А вокруг ежегодным хором
20Взлетают к богам звонкие выклики...

[Гаспаров М.]


* * *

Две сестры несносимые, Бедность и Бедствие,
Вы немалый народ под ярмо повергаете...

[Гаспаров М.]


* * *

Не поддавайся духом в несчастиях!
Какая прибыль нам от душевных мук?
Нет, Бикхид: лучшее лекарство —
Кликнуть вина и напиться пьяным.

[Гаспаров М.]

К чему раздумьем сердце мрачить, друзья?
Предотвратим ли думой грядущее?
Вино — из всех лекарств лекарство
Против унынья. Напьемся ж пьяны!

[Иванов В.]


* * *

[В эту пору], когда наступает весна, расцветая,
Растворите мне в чаше медвяную винную влагу
Поскорей...

[Гаспаров М.]


* * *

В этот город летят из-за озер птицы...
[С тех далеких] вершин, где аромат...
[Где над] синей водой, свежей водой лозы...

[Гаспаров М.]


* * *

Не изжить зол, не избыть бед, вековать мне в горькой доле...
. . . . . . . . . . . . . . подошла хворь, ей конца нет...

Начало стихотворения, содержавшего жалобу девушки. Дальнейший контекст неизвестен.

[Гаспаров М.]


* * *

Не помню, право, — я малолетком был.
Когда милы нам руки кормилицы, —
Но знаю, от отца слыхал я:
Был возвеличен он Пентилидом.

5Пусть злорадетель родины свергнут им:
Меланхр низвергнут! Но низвергатель сам
Попрал тирана, чтоб тираном
Сесть царевать над печальным градом.

[Голосовкер Я.]


* * *

Взяли для Крона тебя на грудь Хариты...

[Гаспаров М.]


* * *

Ибо Зевс Кронион блюдет исход
Каждого дела.

[Гаспаров М.]


* * *

Твоя нам дочь да будет водителем.

Твоя... дочь... — вероятно, Афина.

[Гаспаров М.]


* * *

Нимфы! Молвит молва: Зевс — вам отец, грозный эгидою.

[Гаспаров М.]


* * *

Как от отцов к нам дошло преданье...

[Гаспаров М.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Она сплотила силы развеянных
Мужей, вдохнувши в них порядок.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Она сплотила — вероятно, имеется в виду Афина.

[Гаспаров М.]


* * *

...Ахилл, царящий над скифами...

По одной из версий мифа, Ахилл вскоре после смерти был перенесен на о-в Левку в устье Дуная; отсюда его связь со скифами.

[Гаспаров М.]


* * *

Зевса Крониона поросль, Аякс — после Ахилла лучший.

[Гаспаров М.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И Посейдон еще не вздыбил
Острым трезубцем седое море.

О начальном этапе отплытия ахейцев из-под Трои (?).

[Гаспаров М.]


* * *

Ты был мне другом: вместе, как водится,
Мы хлеб и соль водили за трапезой...

[Гаспаров М.]


* * *

Меланхр, меж граждан достопочтеннейший...

[Гаспаров М.]


* * *

И того-то отца побить камнями
Впору, а его уж отца — подавно:
Нет на нем стыда...
Всем ненавистный.

Против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . и надменным духом
Ввысь возлетает.

Против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

Не во всем...
Не лишенный ума...
Аполлонов алтарь был нам оградою,
Чтоб не встал на виду
5Отпрыск худых отцов.

Против Питтака.

[Гаспаров М.]


* * *

Наш удел — на весу: все вверх дном опрокинется,
Если в городе власть заберет он, рехнувшийся...

[Гаспаров М.]


* * *

...Между землею и снежным небом...

[Гаспаров М.]


* * *

...Ежели Зевс нам поможет в деле...

[Гаспаров М.]


* * *

Кто знает дело, кто многоопытен,
Тот путь морской наметит от пристани;
Когда же ты в открытом море,
То повинуйся волне и ветру...

[Гаспаров М.]


* * *

Для нас победу боги бессмертные...

[Гаспаров М.]


* * *

...Вино — окошко в человеке...

[Гаспаров М.]


* * *

Будем пить! В небесах катится Сириус...

[Гаспаров М.]


* * *

...это, милый, вино и правда...

[Гаспаров М.]


* * *

То мне вино усладительней меда,
То возбудительней острого терна...

[Гаспаров М.]


* * *

Иду на пир — дорогу мне! Прошу тебя, впусти меня.

[Гаспаров М.]


* * *

Льется вина плеск из теосских чаш...

Теос — город на малоазийском побережье, родина Анакреонта.

[Гаспаров М.]


* * *

Ты ль, подсев к Диномену,
Цедишь вино из кубка...

[Гаспаров М.]


* * *

В дальних краях обитая...

[Гаспаров М.]


* * *

И, вскинув шлем, усеянный золотом...

[Гаспаров М.]


* * *

...В Аресовой смешались брани...

[Гаспаров М.]


* * *

Между вами и нами
Благородством отменные...

[Гаспаров М.]


* * *

Не прикрывая умысла обиняками...

[Гаспаров М.]


* * *

Красна погибель в брани Аресовой...

[Гаспаров М.]


* * *

...не повредить нашему ближнему...

[Гаспаров М.]


* * *

Если будешь болтать все, чего хочется,
Будь готов услыхать, что и не хочется...

[Гаспаров М.]


* * *

Никак не сажай в землю древес до виноградных лоз...

[Гаспаров М.]


* * *

Осторожнее, друг, ты шевели зыбкие камешки:
Тронешь круто — и вмиг грянет обвал прямо на голову.

[Гаспаров М.]


* * *

Безбурные вздохи легких ветров...

[Гаспаров М.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . щедро дарившие.
Вот урок мой для всех бывших и будущих:
Кто блуднице дает — тот одинаково
Мог бы бросить свой дар в море соленое.
5Если скажешь ты «нет» — вот доказательство:
Так бывало с любым, кто ни повадится
К блудным девкам: едва дело доделано,
Как навалится срам гиблого нищенства...

[Гаспаров М.]


* * *

...Кружусь я в вихре, обезумев...

[Гаспаров М.]


* * *

Первый — Антандр, лелегийский город...

Антандр — город в Троаде.

Лелеги — догреческое население ряда областей Эгейского бассейна.

[Гаспаров М.]


* * *

Если ты пришельцу сможешь сказать: «Сам я оттуда же»...

[Гаспаров М.]


* * *

Тяжкий камень навис над его головою, друг мой...

Тяжкий камень — возможно, говорится о Сисифе.

[Гаспаров М.]


* * *

...И над большим народом правил...

[Гаспаров М.]


* * *

Чадо скалы и седого моря...
Ты развлекаешь детей, морская черепаха...

[Гаспаров М.]


* * *

...И выступает, обут по-скифски...

[Гаспаров М.]


* * *

Твое жилье, твое злополучие...

[Гаспаров М.]


* * *

...когда спасаешь их, гибнущих...

[Гаспаров М.]


* * *

Что, Меланипп, обещает нам тризна плачевная?
Вправду ли мнишь, переплыв Ахеронта великий вир,
Некогда в теле воскреснуть и солнца небесного
Чистый приветствовать свет? Высоко ты заносишься!
5Вот и Сизиф Эолид, всех надменнее мудрствуя,
Льстился, хитрец, будто Смерти невмочь полонить его:
Тщетно лукавил и, снова настигнутый Керою,
Дважды, беглец, переплыл Ахеронта великий вир.
Казнью к тому ж покарал его Зевс и на труд обрек
10Тяжкий, под глыбами черной земли. Не надейся же,
К мертвым сошед, преисподней покинуть обители.

Кера — богиня, несущая смерть.

[Иванов В.]


* * *

Нам сказать бы ему: флейта он сладкая,
Да фальшиво поет дудка за пиршеством.
Присоседился он к теплым приятелям,
В глотку льет заодно с глупою братией.
5За женою он взял, кровной атридянкой,
Право град пожирать, словно при Мирсиле,
Пока жребий войны не обратит Арей
Нам в удачу. Тогда — гневу забвение!
Мы положим конец сердце нам гложущей
10Распре. Смуту уймем. Поднял усобицу
Олимпиец один; в горе народ он ввел,
А Питтаку добыл славы желанной звон.

[Голосовкер Я.]


* * *

Метит хищник царить,
самовластвовать зарится,
Все вверх дном повернет —
накренились весы. Что спим?

[Иванов В.]


АПОЛЛОНУ

Владыка Феб, сын Зевса всевышнего...

[Гаспаров М.]


АЛКЕЙ В СВЯТИЛИЩЕ ГЕРЫ

1.

В былые годы мужи лесбийские
На видном месте это святилище
Богам блаженным посвятили
5И алтари возвели в ограде.

Здесь славят Зевса именем Встречника,
Здесь нареклась богиня Эолии
Вселенской Матерью, а третьим
Здесь Дионис-Сыроядец чтится

10С челом безрогим. Ныне, могучие,
Явите милость к нашим молениям
И вызволите нас из бедствий
Доли изгнаннической убогой.

А сыну Гирра, клятвопреступнику,
15Да будет казнь от мстящей Эринии —
Не вместе ль дали мы обеты,
Что не отступит никто из наших,

Но или в землю ляжем, приняв судьбу
От тех, кто были сильными в городе,
20Или, повергнув их мечами,
Вызволим граждан из горькой муки?

А он, толстяк, не в сердце давал обет —
И, выждав время, нынче на горе нам,
Поправ свою ногами клятву,
25Он пожирает несчастный город...

2.

Здесь, в священной земле, Агесилаев сын,
Мне приходится жить, как мужики живут,
И завидовать тем, кто слышит,
30Как вестник зовет люд на собрание

И совет, Этот крик знали отец и дед
С молодых своих дней и до седых волос
Меж взаимной вражды сограждан.
А мне суждено вдалеке от них,

35На чужой стороне скрывшись, как беженцу
Точно как Ономакл...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Так по черной земле тропы измеривши,
40Я пришел, наконец, в божье святилище,
Где с пути не сбивает злоба
И радуют взгляд людные празднества:

Собираются здесь жены лесбийские
Состязаться в том, кто всех красивее.
45А вокруг ежегодным хором
Взлетают к богам звонкие выклики...

Алкей описывает свое изгнание в отдаленном конце Лесбоса близ святилища, посвященного Зевсу, Гере (богиня Эолии) и Дионису. В культ Диониса входили экстатические оргии, сопровождаемые поеданием сырого мяса (19, ст. 8).

 

1. Сын Гирра — Питтак. Эриния — божество родовой мести, преследующее за пролитие родственной крови, клятвопреступление и т. п.

2. Агесилаев сын — глашатай в Митилене. Собираются здесь жены... — Речь идет о ритуальных состязаниях в красоте, происходивших в рамках культа Геры.

[Гаспаров М.]

1.

Там оградили жители Ле́сбоса
Большой участок, издали видимый,
И жертвенники для служенья
5Установили богам блаженным.

Там призывают Зевса-Дарителя,
Там славословит Геру Эолии,
Живой исток рождений, — третьим
Славят безрогого Диониса.

10Склоните ж, боги, благословенный слух
К моленьям нашим, дайте же, дайте нам
От этой тягости изгнанья —
Сердцу скорбящему избавленье.

И пусть обрушит ярость эринния
15На сына Гирра, — некогда братству он
Над кровью овна клялся свято
Недругам друга вовек не выдать.

Иль биться насмерть и под мечами пасть
За землю — к славе временщиков лихих,
20Или, до корня истребив их,
Бремя безвременья снять с народа.

Брюхан же властный наедине с собой
Не вел беседы — душу не выспросив,
Он, клятвы попирая, жадно
25Жрет Митилены, как жрал их Мирсил.

2.

«Пусть на землю падет. В уединении
Глухо ночь проведет. Пусть на урочище
За высокой оградой Геры
30Непорочным пребудет в святилище».

Так живу я, горюн, — как деревенщина
Захолустья. В мечтах слышу глашатая
Зов привычный, меня на вече
Зычно кличущий: «Агесилая сын!»

35Кличет, в думу зовет. Клич этот слышали
И отец мой, и дед. Слушали, старились
Между склок и раскола граждан.
Грустно! Сам же себя обездолил я.

В эту глушь убежал, словно Ономаклес,
40Уподобился здесь волку-отшельнику
В пору междоусобий. Распрю
Не к добру затевать, коль родник один.

Я, сойдя с корабля на землю черную,
У блаженных богов скрылся в обители,
45Вдалеке от тревог мятежных —
И на сходбищах только бываю я:

В длинных платьях текут хоры лесбиянок,
Меж собой в красоте там состязаются.
Клики. Жен ежегодный праздник.
50Завываний священных повторный глас.

Оба стихотворения, помещенные под этим заголовком, написаны, по-видимому, после захвата власти Питтаком, когда Алкей вынужден был скрываться на священной территории храма. Первую строфу второго стихотворения переводчик толкует как оракул Геры.

 

Сын Гирра — Питтак.

[Голосовкер Я.]

. . . . . . . . . . . . . . общий лесби́яне
Большой земли участок отрезали,
Красивый для богов бессмертных,
Всюду на нем алтари расставив.

5Отца богов призвав милосердного,
Затем почтенную эолийскую
Богиню-мать, всего начало,
Третьим — Диониса-Сыроядца.

Призвавши также бога Кемелия...
10Так ныне дружелюбно склоните слух
К заклятьям нашим: от страданий
Тяжких в изгнании нас спасите.

На сына ж Гирра впредь да обрушится
Эриний злоба: мы все клялись тогда,
15Заклав овец, что не изменим
В веки веков нашей крепкой дружбе:

Но иль погибнем, землей закутавшись,
От рук всех тех, кто правил страной тогда,
Иль, их сразивши, от страданий
20Тяжких народ наконец избавим.

А он, пузатый, не побеседовал
С душой своей, но без колебания,
Поправ ногами нагло клятвы,
Жрет нашу родину, нам же...

Кемелий — местное лесбийское божество, впоследствии отождествленное с Дионисом.

[Лурье С.]


ВЕСНА

И звенят и гремят вдоль проездных дорог
За каймою цветов многоголосые
Хоры птиц на дубах с близких лагун и гор;
Там вода с высоты льется студеная,
5Голубеющих лоз — всходов кормилица.
По прибрежью камыш в шапках зеленых спит.
Чу! Кукушка с холма гулко-болтливая
Все кукует: весна. Ласточка птенчиков
Под карнизами крыш кормит по улицам,
10Хлопотливо мелькнет в трепете быстрых крыл,
Чуть послышится ей тонкое теньканье.

[Голосовкер Я.]


ГЕФЕСТУ

И никто из богов не был силен освободить ее...
Погрозился Арес: будет Гефест пригнан насилием...
. . . . . . . . . . . . . . стать меж двенадцатью...
. . . . . . . . . . . . . . смехом гремят боги бессмертные...

Речь идет о том, как Гефест, изгнанный Герой за его хромоту с Олимпа, послал ей трон с невидимыми золотыми нитями, которые опутали ее так крепко, что никто из богов не смог ее освободить. Удалось это только Дионису, который напоил Гефеста допьяна и в таком виде доставил на Олимп.

 

...стать меж двенадцатью... — имеется в виду двенадцать олимпийских богов.

[Гаспаров М.]


ГИМН МИТИЛЕНАМ

Ныне гимном тебя славлю, земля, нежных питомцев мать:
С цветом граждан могли поле держать в первых рядах дружин;
О себе думы нет; выпал им долг — каждый по-мужнему,
С той же волей, что муж дело вершил, мужеством мужем был.
5Будь я мудрым, как бог, будь одарен мыслью провидящей,
Волоска б одного наперекор Зевсу не вырвать мне.
Мужи зрелые мы, в свалке судеб нам по плечу борьба,
Но не мудро ввергать отроков пыл в ярость смятенных битв.
Что ж они? — Чуть на град грозной ордой вдруг навалился враг,
10Вспыхнув детской душой, не оробев, в руки мечи — и в бой!

[Голосовкер Я.]


ГИМН РЕКЕ ГЕБРУ

Гебр, река из рек, под стеной эносской
Рвущийся в багровые волны моря,
Из фракийских стран, пробивая устье,
Славных конями,—

5К берегам твоим собираясь, девы
Влагою твоей, как священным маслом,
Услаждают, нежной скользя ладонью,
Нежное тело...

Гебр — р. во Фракии (совр. Марица).

Энос — город вблизи ее устья.

[Гаспаров М.]

Гебр, близ Эны, ты, красивобережный,
В пурпурную зыбь убегаешь к морю,
Пенясь и гремя, по фракийским гребням,
Славный купаньем.

5Девушки кругом у волны толпятся,
Ласковые руки бегут по бедрам.
Словно маслом стан натирая, нежат
Кожу водою.

Гебр — река во Фракии, нынешняя Марица.

[Голосовкер Я.]

Где в простор морской пурпуровой соли
Реки с гор бегут, и с прибоем шумным
Резвый рокот слит, и вскипает устье
Светлым буруном, —

5Девы, любо вам — то, плескаясь, брызги
Взмахом рук взметать, то струистой влагой,
Как елеем скользким, у брега нежить
Белое тело...

[Иванов В.]


ДРУГУ МЕЛАНИППУ

Пей без просыпу вместе со мной, Меланипп, мой друг!
Разве нам суждено, миновав Ахеронтский вал,
Снова солнечных дней увидать лучезарный свет?
Нет: не пробуй надежду питать непосильную!
5Сын Эола, Сисиф, меж людьми хитроумнейший,
Мнил, что общую смерть удалось одолеть ему,—
Смертной Керой, однако, и он, многознающий,
Дважды был к Ахеронтской волне принужден сойти.
Там, под черной землею, Кронид повелел ему
10Бремя тяжкое взять...

Сисиф дважды пытался обмануть смерть (Кера — богиня смерти); когда его наконец удалось заточить в подземном царстве, на него взвалили тяжкое бремя — катить на верх скалы камень, который срывался и падал вниз, как только Сисиф достигал вершины.

[Гаспаров М.]

Пей же, пей, Меланипп,
До забвения пей со мной.
Если рок в Ахеронт,
В эту грустную мглу, меня
5Окунул, — что мечтать,
Будто к солнцу вернемся вновь!
Полно, так высоко
Заноситься умом не нам.
И Сизиф возомнил
10Превзойти здравый толк людской:
Смерть надменно смирить.
Но принудил бахвала рок.
Хоть и был царь хитер,
Безвозвратно, покорно вновь
15Переплыть Ахеронт.
И придумал ему Кронид
Небывалую казнь,
Неизбывный Сизифов труд,
Там, под черной землей.
20Не горюй же о смерти, друг.
Ты же ропщешь, — к чему?
Плачь не плачь — неминуем путь.
Нам без жалоб терпеть
Подобает утрату. Пусть
25Свирепеет буран
И безумствует север. Мы
Будем пить и хмелеть:
Нам лекарство от зол — вино.

[Голосовкер Я.]


ЕЛЕНА

Так гласит молва: от твоих, Елена,
От недобрых дел низошли напасти
На Приамов род, и в огне палящем
Сгинула Троя.

5Не такую взял Эакид в супруги,
Весь блаженный сонм созывая к пиру,
На завидный брак из хором Нерея
Нежную деву

В свой Хиронов дом. Чистоты девичьей
10Разрешил он пояс, и цвел любовью
Брак Пелея с лучшей из дев Нерея;
А через лето

Был ему рожден полубог могучий,
Рыжих жеребцов укротитель гордый;
15А Елена смерть принесла фригийским
Граду и люду.

Эакид — Пелей, сын эгинского героя Эака. Он взял в супруги Фетиду, от которой родился Ахилл (полубог могучий).

Хирон — кентавр, в чьей пещере справлялся брак Пелея и Фетиды.

[Гаспаров М.]

Но жива молва — от тебя, Елена,
цепь недобрых дел заплелась Приаму
на погибель всем: Илион не ты ли
испепелила?

5Не такую взял Эакид невесту,
всех богов созвал он на свадьбу. Деву
нежную увлек из чертогов моря
к дому кентавра

на желанный брак. Развязала пояс
10девичий любовь, порадев Пелею
и красе морей, нереиде. Только
год обернулся,

родила она полубога-сына,
рыжим скакунам удальца-возницу,
15а Елена град и народ фригийский
страстью сгубила.

В этом стихотворении, начало которого не сохранилось, Елене, виновнице гибели Трои, противопоставлена «невеста Эакида», то есть невеста сына Эака Пелея — Фетида. По мнению переводчика Я. Э. Голосовкера, Алкей намекает на жену Питтака, якобы губящую Митилены.

 

Полубог-сын — Ахилл.

[Голосовкер Я.]


ИЗ ГИМНА АРТЕМИДЕ

Златокудрому Фебу, от Кеевой дочери
Сыну Зевса Кронида, над тучами славного.
Артемида же кликнула клятву великую:
«Головою твоею клянусь, что безбрачною
5Буду девой в пустынных горах звероловствовать, —
Утверди сию милость святым мановением!»
Царь блаженных богов наклонил свою голову —
И отселе она меж людьми и бессмертными
Слывет ловчею девой, оленеубийцею.
10Разымающий Эрос ее не касается...

[Гаспаров М.]


ИЗ ГИМНА ДИОСКУРАМ

К нам, Пелопов край покидая дальний,
Зевсовы сыны и царицы Леды,
Просияйте к нам благосклонным духом,
Кастор и Поллукс,

5Вы, что по морям и просторам суши
Мчитесь на конях, несдержимых в беге,
И от ледяной бережете в бедах
Смертных от смерти.

Вы, на крепкий клюв корабельный прянув,
10По снастям скользнув на вершину мачты,
В злой ночи лучитесь желанным светом
Черному судну...

[Гаспаров М.]

Вы, богатыри, Полидевк и Кастор,
Леды сыновья и владыки Зевса,
Воссияйте нам от земли Пелопа
Властью благою.

5Пронесетесь вы по земным просторам,
По приволью вод на конях летучих,
Чудом на скаку от прискорбной смерти
Смертных спасая.

Высоко поверх корабельных скамей
10Вот сверкнули вы на тугих канатах,
В тягостную ночь проливаясь светом
Черному судну.

Диоскурами (в переводе «Зевсовы отроки») называли близнецов Кастора и Полидевка, рожденных Ледой, женой спартанского царя Тиндара (Тиндарея), от Зевса. Диоскуры слыли покровителями моряков. Знаком близости этих божеств считалось свечение оконечностей мачт.

От земли Пелопа — т.е. от Пелопоннеса.

[Голосовкер Я.]

Нам, с горы богов, из отчизны звездной
Кроткий свет лия, близнецы, явитесь,
Кастор, Полидевк, от прекрасной Леды
Отроки Зевса!

5Конники, на быстрых конях вы мчитесь
По валам морским, по земле широкой,
Род людской спасая от жалкой смерти,
Сильные братья.

В непроглядной тьме кораблю сверкнете,
10Прянете из волн по канату к вышке, —
И со щоглы свет над волненьем бурным,
Белый, маячит.

[Иванов В.]


К АПОЛЛОНУ

Когда родился Феб-Аполлон, ему
Златою митрой Зевс повязал чело,
И лиру дал, и белоснежных
Дал лебедей с колесницей легкой.

5Слал в Дельфы сына — у касталийских струй
Вещать уставы вечные эллинам.
Бразды схватив, возница гонит
Стаю на север гиперборейский.

Сложив хвалебный в оные дни пеан,
10Велят дельфийцы отрокам, с пением
И пляской обходя треножник,
Юного звать в хороводы бога.

Гостил год целый в гипербореях Феб —
И вспомнил храм свой. Лето горит: пора
15Звучать треножникам дельфийским.
Лет лебединый на полдень клонит.

Сын отчий в небе, царь Аполлон, гряди!
Бежит по лирам трепет. И сладостней
Зарю встречает щекот славий.
20Ласточки щебет звончей. Цикада

Хмельней стрекочет, не о своей глася
Блаженной доле, но вдохновенная
От бога песен. Касталийский
Плещет родник серебром гремучим.

У Касталийских струй — Касталия, источник на горе Парнасе, посвященный Аполлону и музам.

Север гиперборейский — гипербореи, сказочный народ, жители дальнего севера.

[Иванов В.]


К САПФО

Сапфо фиалкокудрая, чистая,
С улыбкой нежной! Очень мне хочется
Сказать тебе словцо тихонько,
Только не смею: мне стыд мешает.

[Вересаев В.]

Тебе, Сапфо, улыбчивой чистой деве,
Сказал бы слово, — только промолвить стыдно...

[Гаспаров М.]

Святая Сафо!
С нежной улыбкой Сафо!
С кудрями цвета
Темной фиалки, Сафо!

5Слететь готово
С уст осмелевших слово...
Но стыд промолвить
Мне запрещает слово!

[Иванов В.]


К ГОРОДУ МИТИЛЕНАМ

Как проходимец, страстно мечтающий
По знатным барам запросто хаживать,
Тебя не съел он и, бытуя
Трудно, в домашнем кругу был сносен.

5Когда же в буйстве высокомерия,
Упившись властью, стал лиходейничать,
Как все безумцы-лиходеи, —
Мы не стерпели его безумья.

Не раз скользили мы над погибелью,
10Но повернулось все к стародавнему:
С оскоминою эта сладость,
Да не бывает добра без худа.

[Голосовкер Я.]


К МИТИЛЕНЯНАМ

Он знай шагает по головам, а вы
Безмолвны, словно оцепенелые
Жрецы перед загробной тенью,
Грозно восставшей из мрака мертвых.

5Пока не поздно, вдумайтесь, граждане,
Пока поленья только чадят, дымясь,
Не мешкая, глушите пламя,
Иль запылает оно пожаром.

[Голосовкер Я.]


МУЗАМ

Кто стяжал вас, тому волей богов неувядаемо
Процвести...

[Гаспаров М.]


НА ПИТТАКА

На всех попойках бражник безудержный,
С утра пьянел он полными кубками
Неразбавляемого хмеля,
А по ночам клокотал в застолье.

5Он не оставил прежних обычаев
И в новой доле, первый меж первыми,
Задорясь пьяными ночами
Так, что у бочек трещало днище.

Каким отцом, такой же и матерью
10Рожденный, ты ли требуешь почести,
Как будто вольный и достойный...

Стихи направлены против Питтака.

[Гаспаров М.]

За кружкой кружку — только бы бражничать...
И днем и ночью полон весь дом вином.
Он песни пьяные горланит,
И умолкает глагол закона.

5Тех буйных оргий не позабыл и Гирр,
Когда внезапно бурно возвысился:
Он ночи напролет в разгуле...
Только и слышно — черпак по днищу.

И ты, пропойцы темное детище,
10Такою взыскан славой и почестью,
Какие подобают мужу
Доблести кровной, честно́го рода.

[Голосовкер Я.]

Притонов низких был завсегдатаем;
Опохмелялся в полдень несмешанным.
А ночью то-то шло веселье:
Гам бессловесным сменялся ревом.

5Пошел он в гору; но не забыл в честях
Ни жизни прежней, ни площадных друзей:
Всю ночь о дно глубокой бочки
Наперебой черпаки стучали.

Опохмелялся в полдень несмешанным... — большинство греков разбавляло вино водой в пропорции две или три меры воды на одну меру вина. Пить чистое неразбавленное вино считалось признаком варварства, свидетельством того, что человек окончательно опустился, стал алкоголиком.

[Иванов В.]


О ЛИДИЙЦАХ И ПИТТАКЕ

Зевс, в лихие дни неудач лидийцы
Нам две тысячи золотых давали,
Только бы войти мы смогли всей силой
В город священный.

5Благ от нас они не видали. Толком
Не узнали нас. Насулила много
Хитрая лиса, улизнуть лелея
Втайне надежду.

[Голосовкер Я.]


ПОСЛАНИЕ ПИТТАКУ

Какой, поведай, бог соблазнил тебя,
Злодей, ответить: «Мне не представился
Предлог тебя вернуть». Где совесть,
Что неповинного ты караешь?

5Но чист мой демон. Или ты мнишь: отказ
Твой сумасбродный звезды не слышали
На небесах? Умолкни! Небо
Тьмы наших бедствий моли ослабить.

Твой праздник жизни — время твое пришло.
10Плоды, что были, дочиста собраны.
Надейся, жди: побег зеленый
Отяжелеет от пышных гроздий.

Но поздно, поздно! Ведь от такой лозы
Так трудно зреет грузная кисть, склонясь.
15Боюсь, до времени нарядный
Твой виноград оборвут незрелым.

Где те, кто прежде здесь пребывал в трудах?
Ушли. Не гнать бы от виноградников
Их прочь. Бывалый виноградарь
20С поля двойной урожай снимает.

Судя по первой строфе, Питтак ответил отказом на ходатайство поэта о возвращении в родной город.

[Голосовкер Я.]


[5] ΕΙΣ ΕΡΜΗΝ (К ГЕРМЕСУ)

Радуйся, державец горы Килленской!
О тебе пою, на святых вершинах
Майею рожденный владыке Зевсу,
Кронову сыну.

Гора Килленская в Аркадии.

[Гаспаров М.]

Славься, Гермий, царь на Киллене! Сердце,
Майин сын, тебя мне велит восславить,
На святых горах от владыки мира
Тайно зачатый.

Гермий (Гермес) — вестник богов.

Киллена — гора, где, согласно мифу, родился Гермес.

[Иванов В.]


[9] ΕΙΣ ΑΘΗΝΑΝ (К АФИНАМ)

Афина Дева, в битвы ведущая,
Над Коронеей мудро царящая
У Коралийского потока
Где возвышается храм прибрежный.

Коронея — город в Беотии с храмом Афины, воздвигнутым над Коралийским потоком.

[Гаспаров М.]

Афина-дева, браней владычица!
Ты, что обходишь свой коронейский храм
По заливным лугам священным —
Там, где поток Коралийский плещет!

Коронейский храм — Коронея, город в Беотии, близ которого находился храм Афины.

[Иванов В.]


[13 a + 13 b]

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[Эрос,] грознейший между бессмертными,
От златокудрого Зефира
Пышнообутой рожден Иридой...

Зефир — западный ветер.

Ирида — радуга.

[Гаспаров М.]

Всех сил бессмертных юный тот бог страшней,
Кого — богиня в легких сандалиях —
От златокудрого Зефира
Радуга нам родила, Ирида.

Радуга нам родила, Ирида — посланница богов Ирида, посредница между богами и людьми, считалась богиней радуги, соединявшей, по представлению древних, небо и землю.

[Иванов В.]


[15] (ОРУЖЕЙНАЯ ОДА
ЗАГОВОРЩИКАМ)

Медью воинской весь блестит,
Весь оружием убран дом —
Арею в честь.

Тут шеломы, как жар, горят.
5И колышатся белые
На них хвосты

Там медные поножи
На гвоздях поразвешены;
Кольчуги там.

10Вот и панцири из холста;
Вот и полые, круглые
Лежат щиты.

Есть булаты халкидские,
Есть и пояс, и перевязь:
15Готово все.

Ничего не забыто здесь;
Не забудем и мы, друзья, —
За что взялись

Арей, или Арес — греческий бог войны.

[Иванов В.]


[18 + 19] (БУРЯ
КОРАБЛЬ)

Мы потерялись в сшибке морских валов!
То справа грянет в борт перекатный вал,
То слева, а меж тем и этим
Мечется черное наше судно—

5И мы без сил страдаем под бурею:
Вода под самой плещется мачтою,
Разорван парус, и лохмотья
Крупными клочьями свисли с

Трещат канаты...

102.

Волна под вихрем опережающим
Встает, и нам без счету вычерпывать
Захлестывающую воду...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

15. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Огородиться бы скорее
И безопасной достичь лагуны!

Не поддавайтесь оцепенению!
20Когда невзгода встала насущная
Перед глазами, — всякий помни
Быть пред бедой настоящим мужем.

Не посрамим своим малодушием
Достойных предков, в мире почиющих...
25. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Нам ненавистно самовластье,
30Мы не хотим над собой тирана.

3.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
...И кораблю не до поклажи:
35Лишь самому бы остаться целым.

Ревущим валом тяжко исхлестанный,
Устав бороться с бешеной бурею
И ливнем; чает он, что скоро
Треснет над треньем незримой мели.

40Но пусть он праздно бьется и мечется —
О нем хочу забыть я, товарищ мой,
И вместе с Бикхидом и с вами
Душу отрадным предать утехам,

Чтоб вновь и вновь...
45Мешать вино...

[Гаспаров М.]

1.

Что делать, буря не унимается,
Срывает якорь яростью буйных сил,
Уж груз в пучину сброшен. В схватке
5С глубью кипящей гребут, как могут.

Но, уступая тяжким ударам волн,
Не хочет больше с бурей бороться струг:
Он рад бы наскочить на камень
И погрузиться на дно пучины.

10Такой довлеет жребий ему, друзья,
И я всем сердцем рад позабыть беду,
И с вами разделить веселье,
И насладиться за чашей Вакха.

Тогда нас гибель ждет неминуемо.
15Безумец жалкий сам ослепит себя —
Но мы...

2.

Под взметом ветра новый взъярился вал.
Навис угрозой тяжких трудов и бед.
20Натерпимся, когда на судно
Бурно обрушится пенный гребень.

Дружней за дело! И возведем оплот,
Как медной броней, борт опояшем мы,
Противоборствуя пучине,
25В гавань надежную бег направим.

Да не поддастся слабости круг борцов!
Друзья, грядет к нам буря великая.
О, вспомните борьбу былую,
Каждый пусть ныне стяжает славу.

30Не посрамим же трусостью предков прах,
В земле под нами здесь упокоенных:
Они воздвигли этот город
На благоденствие нам, потомкам.

Но есть иные — люди, не властные
35В своих желаньях. Темным страстям служа,
Их опозоренные руки
Предали город рукам таким же.

[Голосовкер Я.]

Пойми, кто может, буйную дурь ветров!
Валы катятся — этот отсюда, тот
Оттуда... В их мятежной свалке
Носимся мы с кораблем смоленым,

5Едва противясь натиску злобных волн.
Уж захлестнула палубу сплошь вода;
Уже просвечивает парус,
Весь продырявлен. Ослабли скрепы.

Но — злейший недуг — голову выше всех
10Гребней подъемля, новый чернеет вал,
Беду суля и труд великий,
Прежде чем в гавань корабль войдет.

[Иванов В.]


[20]

Приспело время: пей, через силу пей!
Пусть пьян напьется каждый: погиб Мирсил!

[Гаспаров М.]

Пить, пить давайте! Каждый напейся пьян,
Хоть и не хочешь, пьянствуй! Издох Мирсил.

Мирсил — митиленский тиран, политический противник Алкея.

[Иванов В.]


[32] ΠΡΟΣ ΜΕΛΑΝΙΠΠΟΝ (МЕЛАНИППУ)

Моим поведай: сам уцелел Алкей,
Доспехи ж взяты. Ворог аттический.
Кичась, повесил мой заветный
Щит в терему совоокой Девы.

Щит в терему совоокой Девы — т. е. в храме богини Афины Парфеноне. Известно, что Алкей потерял свой щит во время войны митиленян с Афинами в 600 г. до н. э.

[Иванов В.]


[33] ΠΡΟΣ ΑΝΤΙΜΕΝΙΔΑΝ (АНТИМЕНИДУ)

Ты с чужбины принес меч с рукояткою
Из слоновой кости, вкованной в золото:
Ты его заслужил при вавилонянах,
Их народ из беды вызволив подвигом —
5Ты такого убил рослого витязя,
Что пяти был локтей без четырех перстов...

Брат Алкея служил в конце VII — нач. VI вв. в войске вавилонского царя Навуходоносора.

[Гаспаров М.]

От пределов земли меч ты принес домой;
Рукоять на мече кости слоновой та,
Вся в оправе златой. Знать, вавилонянам
Воин пришлый служил доблестью эллинской!
5Ставкой — жизнь. Чья возьмет? И великана ты
Из царевых убил, единоборствуя,
Чей единый был дрот мерою в пять локтей.

[Иванов В.]


[34 + 35]

Льет ливнем Зевс, ненастье великое
Напало с неба, смерзлась вода в ручьях
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

5Долой ненастье! Жарче огонь раскинь,
Вино разбавь нескупо медвяное
И запрокинься головою
Между подушек из мягкой шерсти...

[Гаспаров М.]

Дождит отец Зевс с неба ненастного,
И ветер дует стужею севера;
И стынут струйки дождевые,
И замерзают ручьи под вьюгой.

5Как быть зимой нам? Слушай: огонь зажги,
Да, не жалея, в кубки глубокие
Лей хмель отрадный, да теплее
По уши в мягкую шерсть укройся.

[Иванов В.]


[36]

Пусть сплетут венки из цветов пахучих,
Пусть наденут нам на крутые шеи,
Пусть плеснут на грудь, умащая тело,
Сладкую мирру...

[Гаспаров М.]

Из душистых трав и цветов пахучих
Ожерелием окружите шею
И на грудь струей благовонной лейте
Сладкое мирро!

[Иванов В.]


[37 А]

Всенародным судом отдали вы родину бедную,
Злополучный наш град, в руки — кому ж? Родины пасынку!
Стал тираном Питтак, города враг, родины выродок.

[Иванов В.]


[39] (ЛЕТО)

Влей в иссохшую грудь каплю вина! Встала звезда в выси —
Нынче тяжкие дай: все от жары мучится жаждою.
Лишь цикада в листве, сладко звуча, льет из-под крылышек
Звонкой песни поток—а между тем...
5Над широкой землей жар распростерт всеиссушающий.
Колкий сколим зацвел. Жены теперь мерзки от похоти,
А мужчины — без сил: мышцу и мозг высушил Сириус...

Сколии — род колючего кустарника.

Сириус находится в зените с 22 июля по 23 августа.

[Гаспаров М.]

Сохнет, други, гортань, — дайте вина! Звездный ярится Пес.
Пекла летнего жар тяжек и лют; жаждет, горит земля.
Не цикада — певец! Ей нипочем этот палящий зной:
Все звенит да звенит в чаще ветвей стрекотом жестких крыл.
5Все гремит, — а в лугах злою звездой никнет сожженный цвет.
Вот пора: помирай! Бесятся псы, женщины бесятся.
Муж — без сил: иссушил чресла и мозг пламенный Сириус.

Звездный ярится Пес... пламенный Сириус — Большой Пес, или Сириус, самая яркая звезда, с появлением которой наступает самое жаркое время года.

[Иванов В.]


[41]

Выпьем! Надо ли нам ждать темноты? С палец осталось дня!
Принеси нам больших чаш расписных, мальчик, любимый мой!
Для забвенья забот бог, что рожден Зевсом с Семелою,
Нам вино даровал. Лей до краев! Два к одному смешай
5Воду с чистым вином: пусть поспешат чаша за чашею
Друг за другом вдогон...

[Гаспаров М.]

Будем пить! И елей время зажечь: зимний недолог день.
Расписные на стол, милый, поставь чаши глубокие!
Хмель в них лей — не жалей! Дал нам вино добрый Семелин сын
Думы в кубках топить... По два налей полные каждому!
5Благо было б начать: выпить один — и за другим черед.

Добрый Семелин сын — т.е. Дионис, бог виноградарства и виноделия.

[Иванов В.]


[42]

Лей душистый елей мне на чело многострадальное
И на грудь в седине! С теми, кто пьет, [буду я пьянствовать].
Много мне и другим вынести бед боги назначили...

[Гаспаров М.]

На седую главу — буйная бед мало ль изведала? —
Лей мне мирро! На грудь. В космах седых, лей благовонное!

[Иванов В.]


[46]

Позовите ко мне, о друзья, дорогого Менона!
Коли он поспешит, веселее мне станет веселье!..

[Гаспаров М.]

Позовите мне, други,
Приятного сердцу Менона!
Без него же невесело мне
На попойке веселой.

[Иванов В.]


[49]

Так молвил Аристодам
Разумное в Спарте слово:
«В богатстве — весь человек;
Кто добр, но убог, — ничтожен».

Аристодам — полулегендарный спартанский мудрец (вероятно, VII в.).

[Гаспаров М.]

Помнят в Спарте Аристодема
Крылатое слово; в силе слово то.
Царь сказал: «Человек — богатство».
Нет бедному славы, чести — нищему.

Аристодем — легендарный царь Лаконии.

[Иванов В.]


[50]

Мнится: все бы нам пить да пить!
Сладко в голову бьет вино, —
А там — хоть плачь!

Тяжким облаком ляжет хмель.
5В мыслях — чад, на душе — тоска.
Себя коришь,

Сожалеешь невесть о чем,
И веселый не весел зов:
«Ну пей же! Пей!»

[Иванов В.]


[84]

Что за птицы летят из-за морей с дальних краев земли?
Стаи уток в выси, с шеей рябой, крылья раскинувши...

[Гаспаров М.]

Что за птицы? Из стран, где Океан плещет в окрайный брег,
На широких крылах к нам принеслись пестрые утицы.

[Иванов В.]


ΑΛΚΑΙΟΣ

информация
стихотворения

© Север Г. М., 2010. На сайте используется греческий шрифт.


ХРОНОЛОГИЯ • ПЕРЕВОДЧИКИ • ЛИТЕРАТУРА • МАТЕРИАЛЫ • ИЗОБРАЖЕНИЯ • СЛОВАРЬ

© C. SEVERVS • MMDCCLX • MMDCCLXVII