NOVEMLYRICI.NET • ДЕВЯТЬ ЛИРИКОВ • ЖИЗНЬ И ПОЭЗИЯ

АЛКМАН • СТЕСИХОР • АЛКЕЙ • САПФО • ИВИК • АНАКРЕОНТ • СИМОНИД • ПИНДАР • ВАКХИЛИД

ΣΑΠΦΩ

Информация
Стихотворения

* * *

...но своего гнева не помню я:
Как у малых детей, сердце мое...

[Вересаев В.]


* * *

Девичий цвет!
Девичий стыд!
Как без тебя жить мне?
Больше не быть
5Радость, тебе
Девушкой красной!

[Иванов В.]


* * *

И какая тебя так увлекла, в сполу одетая,
Деревенщина?..
Не умеет она платья обвить около щиколки.

Спола — женская одежда, которую при ходьбе прижимали к ноге выше щиколотки.

[Вересаев В.]


* * *

С амвросией там воду в кратере смешали,
Взял чашу Гермес черпать вино для бессмертных.
И, кубки приняв, все возлиянья творили
И благ жениху самых высоких желали.

[Вересаев В.]


* * *

Есть прекрасное дитя у меня. Она похожа
На цветочек золотистый, милая Клеида.
Пусть дают мне за нее всю Лидию, весь мой, милый [Лесбос]...

Лидия — область в Малой Азии, славившаяся, в частности, богатыми месторождениями золота.

[Вересаев В.]

У меня ли девочка есть родная, золотая,
Что весенний златоцвет — милая Клеида!
Не отдам ее за все золото на свете.

[Иванов В.]


* * *

Как гиацинт, что в горах пастухи попирают ногами,
И — помятый — к земле цветок пурпуровый никнет.

[Вересаев В.]


* * *

Критянки, под гимн,
Окрест огней алтарных
Взвивали, кружась,
Нежные ноги стройно,
5На мягком лугу
Цвет полевой топтали.

[Иванов В.]


* * *

Кто прекрасен — одно лишь нам радует зрение,
Кто ж хорош — сам собой и прекрасным покажется.

[Вересаев В.]


* * *

Зачем венком из листьев лавра
Себе чело я обвила
И лиру миртом убрала?..
Так! Мне оракул Эпидавра
5Предрек недаром чашу мук:
Ты мне неверен, милый друг!
Ты очарован новой страстью
У ног красавицы другой.
Но овладеть она тобой,
10Скажи, какой умела властью?
Ничто, ни мысль ни чувство, в ней
Границ холодных не преступит;
Она бессмысленных очей
Не озарит огнем страстей
15И вдруг стыдливо не потупит;
Не может локонов убрать
Небрежно, но уловкой тайной
Ни по плечам, как бы случайно,
Широко ризы разметать.

[Майков А.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[Нет, она не вернулася!]
Умереть я хотела бы...

А прощаясь со мной, она плакала,
5Плача, так говорила мне:
«О, как страшно страдаю я.

Псапфа! Бросить тебя мне приходится!»
Я же так ответила ей:
«Поезжай себе с радостью

10И меня не забудь. Уж тебе ль не знать,
Как была дорога ты мне!
А не знаешь, так вспомни ты

Все прекрасное, что мы пережили:
Как фиалками многими
15И душистыми розами,

Сидя возле меня, ты венчалася,
Как густыми гирляндами
Из цветов и из зелени

Обвивала себе шею нежную.
20Как прекрасноволосую
Умащала ты голову

Миррой, царственно благоухающей,
И как нежной рукой своей
Близ меня с ложа мягкого

25За напитком ты сладким тянулася.
И ни жертвы, ни...
Ни... не было,

Где бы мы...
И ни рощи священной...

Псапфа — эолийская форма имени Сапфо.

[Вересаев В.]

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мнится, легче разлуки смерть, —
Только вспомню те слезы в прощальный час,

Милый лепет и жалобы:
5«Сапфо, Сапфо! Несчастны мы!
Сапфо! Как от тебя оторваться мне?»

Ей в ответ говорила я:
«Радость в сердце домой неси!
С нею — память! Лелеяла я тебя.

10Будешь помнить?.. Припомни все
Невозвратных утех часы, —
Как с тобой красотой услаждались мы.

Сядем вместе, бывало, вьем
Из фиалок и роз вейки,
15Вязи вяжем из пестрых первин лугов, —

Нежной шеи живой убор,
Ожерелья душистые, —
Всю тебя, как Весну, уберу в цветы.

Мирром царским волну кудрей,
20Грудь облив благовоньями,
С нами ляжешь и ты — вечерять и петь.

И прекрасной своей рукой
Пирный кубок протянешь мне:
Хмель медвяный подруге я в кубок лью...»

[Иванов В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мать моя говорила мне: [Доченька,]

«Помню, в юные дни мои
5Ленту ярко-пунцовую
Самым лучшим убором считали все,

Если волосы черные;
У кого ж белокурые
Кудри ярким, как факел, огнем горят,

10Той считали к лицу тогда
Из цветов полевых венок».
Ты ж велишь мне, Клеида, тебе достать

Пестро шитую шапочку
Из богатых лидийских Сард,
15[Что прельщают сердца митиленских дев,]

Но откуда мне взять, скажи,
Пестро шитую шапочку?
Ты на наш митиленский [народ пеняй,]

Ты ему расскажи, не мне
20О желанье своем, дитя.
У меня ж не проси дорогую ткань.

О делах Клеонактидов,
О жестоком изгнании —
И досюда об этом молва дошла...

Стихотворение восстановлено по двум фрагментам, найденным на разных папирусах.

[Лурье С.]

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Тa, что жизнь мне дала, говорила встарь:

«Если, столь же юна, как ты,
5В пышных девушка волосах
Носит только багряной повязки шерсть,

Ей не нужен убор иной.
А от рыжих твоих волос
Огневое сиянье струится вкруг—

10Пусть украсит чело твое
Из раскрытых цветков венок».
А тебе еще больше к лицу убор

Пестротканый, из пышных Сард—
Град восточный...
15Но такого убора нет

У меня — и откуда взять
Эту пеструю ткань? Виноват во всем
Митилены правитель...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
20Это город наш доказал —
Знай, что Клеанактида власть
Пала в прах. В ней беды нашей был исток.

Единственное стихотворение Сапфо, содержащее намек на общественно-политическую обстановку на Лесбосе.

 

Клеанактиды — аристократический род, из которого происходил Мирсил (Митилепы правитель); находясь в изгнании, Сапфо не может подарить своей дочери, к которой обращено стихотворение, дорогое одеяние.

[Парин А.]


* * *

Как миловидна ты!
Как очи темны желаньем!
Эрос медвяный свет
Струит на твои ланиты.
5Знаком умильным тебя
Отметила Афродита.

[Иванов В.]


* * *

Мимолетна младость; но будет мило
Вспомнить, — как иные придут заботы
И даров иных мы познаем радость, —
Юные годы:

5Как мы жили, чем утешалось сердце,
Что всего под солнцем казалось краше,
Как венки плели, в хороводах пели,
Празднуя вышним.

[Иванов В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мне Гонгила сказала:
«Быть не может!
Иль виденье тебе
5Предстало свыше?»

«Да, — ответила я, — Гермес —
Бог спустился ко мне во сне.
К нему я:
«О владыка, — взмолилась, —
10Погибаю.

Но клянусь, не желала я
Никогда преизбытка
Благ и счастья.
Смерти темным томленьем
15Я объята,

Жаждой — берег росистый, весь
В бледных лотосах, видеть
Ахерона,
В мир подземный сойти,
20В дома Аида».

[Голосовкер Я.]


* * *

1.

Было время, — тебя, о Аттида, любила я.

2.

Ты ж, Аттида, и вспомнить не думаешь
5Обо мне. К Андромеде стремишься ты.

[Вересаев В.]


* * *

Музы, ниспуститесь, золотой оставив
[Дом отца]...

[Вересаев В.]


* * *

...те, кому я
Отдаю так много, всего мне больше
Мук причиняют.

[Вересаев В.]


* * *

Розоволокотные, чистые,— вы, дочери Зевсовы,
О, Хариты, ко мне...

[Вересаев В.]


* * *

В этом доме, дитя, полном служенья Музам,
Скорби быть не должно: нам неприлично плакать.

[Вересаев В.]


* * *

...теперь прелестные эти песни
Сладко буду петь я моим подругам.

[Вересаев В.]


* * *

...и золотистым сияньем окруженной,
Пейфо, прислужницы вечной Афродиты...

[Вересаев В.]


* * *

Я не знаю, как быть: у меня два решения.

[Вересаев В.]


* * *

Богатство одно — спутник плохой без добродетели рядом.
Если ж они вместе сошлись — выше блаженства нету.

[Вересаев В.]


* * *

Золотовенчанная Афродита,
Если бы мне тот жребий на долю выпал!

[Вересаев В.]


* * *

Всю кожу мою сетью морщин старость уже изрыла,
И стали белы пряди мои, прежде чернее смоли.
. . . . . . . . . . . . . . слабы, колени гнутся.
И силы не те, чтобы, как встарь, ланью по лугу мчаться.
5. . . . . . . . . . . . . . что я могу поделать?
Никто из людей век не стареть, вечно цвести не в силах.
Давно, говорят, пыл повелел розоворукой Эос
В дорогу пойти к краю земли вслед за Тифоном смертным.
. . . . . . . . . . . . . . им овладела старость.
10. . . . . . . . . . . . . . милой предстать супруге.
. . . . . . . . . . . . . . видно, навек исчезло.
. . . . . . . . . . . . . . если бы даровал он!
А я красоте всею душой предана, и со мною,
Покуда люблю, солнечный свет, радостный, неразлучен.

Эос — богиня утренней зари, влюбившаяся в Тифона.

[Парин А.]


* * *

Говорят, как-то раз Леда яйцо под гиацинтами
На прогулке нашла...

Версия, по которой вылупилась из яйца, снесенного Немесидой от союза с Зевсом в образе лебедя и найденного Ледой.

[Вересаев В.]


* * *

Очень близкие были подруги Лето́ и Ниоба.

Неизвестная из других источников версия о дружбе Ниобы с Лето.

[Вересаев В.]


* * *

Я негу люблю,
Юность люблю,
Радость люблю
И солнце.

5Жребий мой — быть
В солнечный свет
И в красоту
Влюбленной.

[Иванов В.]


* * *

Опять, страстью
Томима, влачусь без сил,
Язвит жало;
Горька и сладка любовь.

[Иванов В.]


* * *

Ты на Кипре ль, в Пафосе иль в Панорме...

Перечисляются места культа Афродиты: Пафос на о-ве Кипр, Панорм (совр. Палермо) — в Сицилии.

[Гаспаров М.]


* * *

Погрузясь в сон, речь я вела с Кипридой...

[Гаспаров М.]


* * *

Зачем, Сапфо, благодатную Киприду...

[Гаспаров М.]


* * *

Бедный Адонис!

[Гаспаров М.]


* * *

Кто с небес снизошел, в пламенный плащ стан свой окутавши...

Речь идет об Эроте.

[Гаспаров М.]


* * *

Ты и слуга мой Эрот...

[Гаспаров М.]


* * *

Золотоблещущей спутнице Афродиты.

[Гаспаров М.]


* * *

[Музы] мне в почет принесли даренья
От своих трудов...

[Гаспаров М.]


* * *

Нежных Харит я призову, Муз пышнокудрых с ними...

[Вересаев В.]


* * *

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос

5И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться:
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слова.

Но немеет тотчас язык, под кожей
10Быстро легкий жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же —
Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Члены все охвачены, зеленее
15Становлюсь травы, и вот-вот как будто
С жизнью прощусь я.

Но терпи, терпи: чересчур далеко
Все зашло...

Изображенная здесь ситуация вызывает споры у исследователей. Наиболее естественным представляется объяснение, согласно которому Сапфо присутствует при обручении или на свадьбе одной из девушек ее фиаса.

[Вересаев В.]

По мне, — тот не смертный, а бог безмятежный,
Кто может спокойно сидеть пред тобой
И слушать твой голос пленительно-нежный
И смех восхитительный твой.

5От этого счастья в предвиденье муки
Мне душу теснит уж испытанный страх.
Тебя лишь увижу, о Лесбия, — звуки
В моих замирают устах.

Язык мой немеет, в крови моей пышут
10Бегучими искрами струйки огня,
В глазах лишь потемки, и уши не слышат,
Немолчным прибоем звеня.

[Корш Ф.]


* * *

Пели мы всю ночь про твою, счастливец,
Про ее любовь и девичьим хором
Благовоннолонной невесты с милым
Славили ночи.

5Но не все ж тебе почивать в чертоге!
Выйди: светит день, и с приветом ранним
Друга ждут друзья. Мы ж идем дремотой
Сладкой забыться.

[Иванов В.]


* * *

И ты, Каллиопа, и ты...

Каллиопа — муза эпической поэзии.

[Гаспаров М.]


* * *

Вот встала Луна огромным кругом,
Вот вкруг алтаря обстали [жрицы]...

[Гаспаров М.]


* * *

Белую козу для тебя [я в жертву]...

[Гаспаров М.]


* * *

В былые года музыке в лад критянки
Вокруг алтаря в нежной кружились пляске,
...по мягкой траве мягкой ногой ступая...

[Гаспаров М.]


* * *

...А мои о вас, моих милых, думы
Ввек неизменны.

[Гаспаров М.]


* * *

Черепаха священная,
Стань звучащею ныне!

Черепаха священная — т. е. лира с резонатором из черепашьего панциря.

[Вересаев В.]


* * *

И сладкозвучнее лир, и золотее золота...

[Гаспаров М.]


* * *

...ты припомнишь,
Как, бывало, мы в молодые годы
Делали то же.

Много было милого в Митилене,
5Городе...
Горькой нас...

[Гаспаров М.]


* * *

А в ту пору девочкою была ты.
Заведем же песню теперь, подруги,
Обще чередой, чтобы в ней звучали
Радость и милость.

5Путь наш — в брачный дом: не тебе ли ведать
Это лучше всех? Отпусти, простившись,
Девушек-подруг, и да будут боги
К нам благоскллонны.

Ибо нет путей к олимпийским высям
10Для земных людей...

[Гаспаров М.]


* * *

Ты была мне когда-то, Аттида, любимицей...
Ты казалось неловкою маленькой девочкой...

Два стиха объединил римский грамматик Теренциан Мавр.

[Гаспаров М.]


* * *

...обо мне забыла
Или полюбила кого на свете
Больше, чем меня...

[Гаспаров М.]


* * *

Противней тебя я никого, милая, не встречала!

[Вересаев В.]


* * *

Гиринны моей краше моя нежная Мнасидика...

[Гаспаров М.]


* * *

Добрый день, славная дочь Полианакта!

[Гаспаров М.]


* * *

И обучена мной дева Геро, в беге проворная,
Из Гиароса...

Гиарос — остров из группы Кикладских. Впрочем текст и перевод ненадежны.

[Вересаев В.]


* * *

Сладкоголосую деву...

[Гаспаров М.]


* * *

Ты, моя забота...

[Гаспаров М.]


* * *

Засыпать на груди нежной любимицы...

[Гаспаров М.]


* * *

...а ногу
Пестрый сапожок обувал, лидийской
Тонкой работы.

[Гаспаров М.]


* * *

...заплетала цветы в венки...

[Гаспаров М.]


* * *

Луна и Плеяды скрылись.
Давно наступила полночь.
Проходит, проходит время...
А я все одна в постели.

[Вересаев В.]

Уж месяц зашел; Плеяды
Зашли... И настала полночь.
И час миновал урочный...
Одной мне уснуть на ложе!

[Иванов В.]


* * *

Достойный дар Андромеде был наградой...

[Гаспаров М.]


* * *

От Горго́ мы пресытились...

Горго — соперница Сапфо.

[Гаспаров М.]


* * *

Страстью я горю и безумствую...

[Вересаев В.]


* * *

...выступи, если любишь:
Пусть из очей ясное вспыхнет чувство...

[Гаспаров М.]


* * *

И по капле боль...

[Гаспаров М.]


* * *

Обжигаешь наш несносным жаром...

[Гаспаров М.]


* * *

И не забудут об нас, говорю я, и в будущем...

[Вересаев В.]


* * *

Не достать до небес, хоть и вскинув ладонями...

[Гаспаров М.]


* * *

Пусть даже гнев в груди бушует —
Праздный язык удержи от брани.

[Гаспаров М.]


* * *

Я промолвила: «Господи,
Будь, Киприда, свидетелем:
Нет на свете мне истинной радости —
Лишь тоска и желание
5Пасть к росистому берегу
Ахеронта, поросшему лотосом...»

[Гаспаров М.]


* * *

Покрывал этих пурпурных
Не отвергни, блаженная!
Из Фокеи пришли они,
Ценный дар...

Фокея — афинская колония в Малой Азии.

[Вересаев В.]


* * *

...что нежная девушка
Цветы собирала...

[Гаспаров М.]


* * *

На ее берегах золотые цветут эревинфы...

Эревинфы — растение типа вьющегося горошка.

[Гаспаров М.]


* * *

Что ты, ласточка моя, Пандионида...

Пандионида — Ласточка-Пандиомида, Филомела. Согласно мифу, у афинского царя Пандиона были две дочери, Прокна и Филомела. Первая вышла замуж за фракийского царя Терея. Когда она попросила привезти к ней для свидания Филомелу, Терей изнасиловал девушку в пути и вырезал ей язык, чтобы скрыть следы преступления. Однако Филомела сумела открыть тайну сестре; они убили сына Терея и подали ему его в виде еды. Когда Терей, узнав правду, погнался за сестрами, боги превратили их в птиц — Прокну в соловья, Филомелу в ласточку. Прилет ласточек в Грецию в конце февраля — начале марта.

[Вересаев В.]


* * *

Соловей сладкогласый, вешний вестник...

[Гаспаров М.]


* * *

В нежные сердца проникает холод,
Поникают крылья...

[Гаспаров М.]


* * *

В золотых сандалиях мне недавно
Эос...

[Вересаев В.]


* * *

...властная Эос.

[Гаспаров М.]


* * *

«Отдадим», — говорит отец...

[Гаспаров М.]


* * *

«Все ли еще мне невинность хранить свою?»

[Вересаев В.]


* * *

Твой приезд — мне отрада. К тебе в тоске
Я стремилась. Ты жадное сердце вновь —
Благо, благо тебе! — мне любовью жжешь.
Долго были в разлуке друг с другом мы,
5Долгий счет прими пожеланий, друг, —
Благо, благо тебе! — и на радость нам.

[Голосовкер Я.]

Мне на радость пришел: я томилась, ждала тебя,
Ты мне грудь охладил, что горела в огне тоски.

[Парин А.]


* * *

Слава деве, слава, и зятю слава...

[Гаспаров М.]


* * *

Радуйся, о невеста!
Радуйся много, жених почтенный!

[Вересаев В.]


* * *

Девушки всю ночь бы тебе во славу
И темнокудрявой твоей невесте
Пели бы песни.

Встань, жених, не медли, ступай и скликни
5Молодых ровесников, и до света,
Словно соловьям, не смежит нам очи
Сон мимолетный.

[Гаспаров М.]


* * *

Белой белей скорлупы...

[Гаспаров М.]


* * *

...я раскинусь на мягких подушках...

[Гаспаров М.]


* * *

...не толкни малого камешка...

[Гаспаров М.]


* * *

Ни медуницы, ни меда мне...

[Гаспаров М.]


* * *

...очи их ночь напролет смежены...

[Гаспаров М.]


* * *

Черный сон ночной на глаза...

[Гаспаров М.]


* * *

...пестрые краски смешались воедино...

[Гаспаров М.]


* * *

Кличет сына она...

[Гаспаров М.]


* * *

Голос, как мед...

[Гаспаров М.]


* * *

Сказки сплетать...

[Гаспаров М.]


* * *

Золотом вздутый кубок.

[Гаспаров М.]


* * *

Пряла Малида ниточки тонкие, льняные...

Малида — по античным источникам, прозвище Афины.

[Гаспаров М.]


* * *

Таков-то в Фивы юноша въехал в колеснице...

[Гаспаров М.]


* * *

Я роскошь люблю; блеск, красота, словно сияние солнца,
Чаруют меня...

[Вересаев В.]


* * *

Сверху низвергаясь, ручей прохладный
Шлет сквозь ветви яблонь свое журчанье,
И с дрожащих листьев кругом глубокий
Сон истекает.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . обрела я ныне
Сладкий строй, и песню спою подругам.
К вам, прекрасным, сердце мое пребудет
Ввек неизменным.

5Но восторг души охладел в подругах,
И высоких дум ослабели крылья...

[Иванов В.]


* * *

Ты умрешь и в земле будешь лежать; воспоминания
Не оставишь в веках, как и в любви; роз пиэрийских ты
Не знавала душой; будешь в местах темных аидовых
Неизвестной блуждать между теней, смутно трепещущих.

[Вересаев В.]

Срок настанет: в земле будешь лежать, ласковой памяти
Не оставя в сердцах. Тщетно живешь! Розы Пиерии
Лень тебе собирать с хором подруг. Так и сойдешь в Аид,
Тень без лика, в толпе смутных теней, стертых забвением.

Пиерия — область в Македонии, древнейший центр культа муз. Розы Пиерии, т.е. дары муз.

[Иванов В.]


* * *

О матушка! Не в силах за станком сидеть я ткацким.
Мне сердце стройный мальчик покорил чрез Афродиту.

[Вересаев В.]

Мать милая! Станок
Стал мне постыл,
И ткать нет силы.

Мне сердце страсть крушит;
5Чары томят
Киприды нежной.

[Иванов В.]


* * *

Звезды близ прекрасной луны тотчас же
Весь теряют яркий свой блеск, едва лишь
Над землей она, серебром сияя,
Полная, встанет.

[Вересаев В.]

Близ луны прекрасной тускнеют звезды,
Покрывалом лик лучезарный кроют,
Чтоб она одна всей земле светила
Полною славой.

[Иванов В.]


* * *

Ты мне друг. Но жену в дом свой введи более юную.
Я ведь старше тебя. Кров твой делить я не решусь с тобой.

[Вересаев В.]


* * *

Словно ветер, с горы на дубы налетающий,
Эрос душу потряс мне...

[Вересаев В.]


* * *

Эрос вновь меня мучит истомчивый —
Горько-сладостный, необоримый змей.

Эрос — греческий бог любви, сын бога войны Ареса и богини любви Афродиты.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . уж любовью
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Стоит лишь взглянуть на тебя, — такую
Кто же станет сравнивать с Гермионой!
5Нет, тебя с Еленой сравнить не стыдно
Золотокудрой,

Если можно смертных равнять с богиней,
Знай: едва твою красоту увижу,
Как из сердца тотчас бегут заботы...

Перевод сделан по тексту, дополненному современными издателями.

 

Гермиона — дочь легендарной Елены.

[Вересаев В.]


* * *

Дети! Вы спросите, кто я была. За безгласную имя
Не устают возглашать эти у ног письмена.
Светлой деве Латоны меня посвятила Ариста,
Дочь Гермоклида; мне был прадедом Саинеад.
5Жрицей твоей, о владычица жен, величали Аристу;
Ты же, о ней веселясь, род наш, богиня, прославь.

Cтихотворение представляет собой надгробную надпись, автором которых позднейшие антологии называют Сапфо.

[Иванов В.]


АТТИДЕ

И из Сард к нам сюда она
Часто мыслью несется, вспоминая,
Как мы жили вдвоем, как богинею
Ты казалась ей славною,
5И как песни твои ей были милы.
Ныне блещет она средь лидийских жен.
Так луна розоперстая,
Поднимаясь с заходом солнца, блеском
Превосходит все звезды. Струит она
10Свет на море соленое,
На цветущие нивы и поляны.
Все росою прекрасною залито.
Пышно розы красуются,
Нежный кервель и донник с частым цветом.
15И нередко, бродя, свою кроткую
Вспоминаешь Аттиду ты,
И тоска тебе тяжко сердце давит...

[Вересаев В.]

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Издалече, из отчих Сард
К нам стремит она мысль, в тоске желаний.

5Что таить?
В дни, как вместе мы жили, ты
Ей богиней была одна!
Песнь твою возлюбила Аригнота.

Ныне там,
10В нежном сонме лидийских жен,
Как Селена, она взошла —
Звезд вечерних царицей розоперстой.

В час, когда
День угас, не одна ль струит
15На соленое море блеск,
На цветистую степь луна сиянье?

Весь в росе,
Благовонный дымится луг;
Розы пышно раскрылись; льют
20Сладкий запах анис и медуница.

Ей же нет,
Бедной, мира! Всю ночь она
В доме бродит... Аттиды нет!
И томит ее плен разлуки сирой.

25Громко нас
Кличет... Чуткая ловит ночь
И доносит из-за моря,
С плеском воды, непонятных жалоб отзвук.

Стихи обращены, как полагают филологи, к ученице Сапфо Аттиде, подруга которой Аригнота уехала в Сарды, столицу Лидии (в Малой Азии).

 

Сарды — город в Малой Азии.

[Иванов В.]


БРАТУ ХАРАКСУ

Если ты не к доброй, а к звонкой славе
Жадно льнешь, друзей отметаешь дерзко, —
Горько мне. Упрек мой — тебе обуза:
Так уязвляя,

5Говоришь и пыжишься от злорадства.
Упивайся ж досыта. Гнев ребенка
Не преклонит сердце мое к поблажке —
И не надейся.

Оплошаешь. Старую птицу в петли
10Не поймать. Дозналась, каким пороком,
Щеголяя, прежде болел, какому
Злу я противлюсь.

Лучшее найдется на белом свете.
Помыслы к иному направь. Поверь мне,
15Ум приветливостью питая, — ближе
Будем к блаженным.

Упреки Сапфо брату вызваны его увлечением фракийской рабыней Дорихой.

[Голосовкер Я.]


ГИМН АФРОДИТЕ

Пeстротронно-нетленная Афродита,
Зевса дочь коварная, заклинаю:
Не тревожь мне досадной заботой тяжкой
Сердце, благая,

5Но сюда явись, коль уже не раз ты,
Чуть заслышав голос мой издалeка,
Отчий бросив дом, прилетала тотчас
На колеснице

Золотой, влекли же тебя чудесно
10Воробьи проворные между чeрной,
Трепеща крылами, землeй и неба
Ясным эфиром.

А примчавшись быстро, ты, о благая,
На нетленном лике с улыбкой светлой
15Вопрошала, в горе каком взываю
Снова с мольбою,

И какая сердцу желанна радость
Моему в безумии: «Так кого ж мне
В сети завлекать, кто тебе, о Сапфо,
20Не угождает?

От тебя бежавший — начнет погоню,
А даров не бравший — тебя задарит,
Не любивший прежде — стократ полюбит:
Так, что устанешь».

25Так приди ж и ныне, из тягот горьких
Вызволи: всему, к чему сердце рвeтся,
До конца свершиться вели, сама же
Будь мне подмогой.

[Азаркович Т.]

Пестрым троном славная Афродита,
Зевса дочь, искусная в хитрых ковах!..
Я молю тебя, не круши мне горем
Сердца, благая!

5Но приди ко мне, как и раньше часто
Откликалась ты на мой зов далекий
И, дворец покинув отца, всходила
На колесницу

Золотую. Мчала тебя от неба
10Над землей воробушков малых стая;
Трепетали быстрые крылья птичек
В далях эфира,

И, представ с улыбкой на вечном лике,
Ты меня, блаженная, вопрошала,
15В чем моя печаль и зачем богиню
Я призываю,

И чего хочу для души смятенной.
«В ком должна Пейто, скажи, любовно
Дух к тебе зажечь? Пренебрег тобою
20Кто, моя Сапфо?

Прочь бежит — начнет за тобой гоняться.
Не берет даров — поспешит с дарами,
Нет любви к тебе — и любовью вспыхнет,
Хочет, не хочет».

25О, приди ж ко мне и теперь от горькой
Скорби дух избавь и, что так страстно
Я хочу, сверши и союзницей верной
Будь мне, богиня.

Афродита — греческая богиня любви.

Пейто — олицетворение убеждения (зд. любовного соблазна).

[Вересаев В.]

Радужно-престольная Афродита,
Зевса дочь бессмертная, кознодейка!
Сердца не круши мне тоской-кручиной!
Сжалься, богиня!

5Ринься с высей горних, — как прежде было:
Голос мой ты слышала издалече;
Я звала — ко мне ты сошла, покинув
Отчее небо!

Стала на червонную колесницу;
10Словно вихрь, несла ее быстрым летом,
Крепкокрылая, над землею темной
Стая голубок.

Так примчалась ты, предстояла взорам,
Улыбалась мне несказанным ликом...
15«Сапфо! — слышу.— Вот я! О чем ты молишь?
Чем ты болеешь?

Что тебя печалит и что безумит?
Все скажи! Любовью ль томится сердце?
Кто ж он, твой обидчик? Кого склоню я
20Милой под иго?

Неотлучен станет беглец недавний;
Кто не принял дара, придет с дарами;
Кто не любит ныне, полюбит вскоре —
И безответно...»

25О, явись опять — по молитве тайной
Вызволить из новой напасти сердце!
Стань, вооружась, в ратоборстве нежном
Мне на подмогу!

[Иванов В.]


ГИМН ПРАВДЕ

О Правда! Вплетать любо тебе зелень живую в кудри,
И гибкие ты нежной рукой ветви кустов ломаешь.
Зане веселит, правда тебя, в круге харит блаженных,
Весенний убор, кто ж не венчан, тот не угоден вышним.

[Иванов В.]


ГОНГИЛЕ

Я к тебе взываю, Гонгила, — выйди
К нам в молочно-белой своей одежде!
Ты в ней так прекрасна. Любовь порхает
Вновь над тобою.

5Всех, кто в этом платье тебя увидит,
Ты в восторг приводишь. И я так рада!
Ведь самой глядеть на тебя завидно
Кипророжденной!

К ней молюсь я...

Кипророжденная — Афродита (Киприда).

[Вересаев В.]

Где ты? Мы зовем, — покажись, Гонгила!
Млечно-белых волн в окруженье зыбком
Как прекрасна ты! Развевает складки
Эрос крылатый

5И с фатою, резвый, играет. Бьются
Чаще, — лишь мелькнет покрывало милой, —
Всех подруг сердца. Мне взглянуть — веселье,
Зависть — Киприде.

[Иванов В.]


ДИКЕ

Венком охвати, Дика моя, волны кудрей прекрасных...
Нарви для венка нежной рукой свежих укропа веток.
Где много цветов, тешится там сердце богов блаженных.
От тех же они, кто без венка, прочь отвращают взоры...

[Вересаев В.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Все, что рассеет заря, собираешь ты, Геспер, обратно:
Коз собираешь, овец, — а у матери дочь отнимаешь.

Геспер — божество вечерней звезды.

[Вересаев В.]

Вечер, все ты соберешь, что рассыпала ясная зорька:
Коз приведешь и ягняток, а дочь у родимой отнимешь.

[Иванов В.]

Геспер, приводишь ты все, что рассыпала ясная зорька,—
Овец и коз,
А дочь от родимой уводишь.

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Сладкое яблочко ярко алеет на ветке высокой —
Очень высоко на ветке; забыли сорвать его люди.
Нет, не забыли сорвать, а достать его не сумели.

[Вересаев В.]

Яблочко, сладкий налив, разрумянилось там, на высокой
Ветке, — на самой высокой, всех выше оно. Не видали,
Знать, на верхушке его? Аль видали, да взять — не достали.

[Иванов В.]

«Яблоку дева подобна... Высоко под самой вершиной
Ярко краснеет оно: забыли его садоводы!»
«Нет, не забыли,— они не могли до него дотянуться».

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

«Невинность моя, невинность моя,
Куда от меня уходишь?»
«Теперь никогда, теперь никогда
К тебе не вернусь обратно».

[Вересаев В.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Эй, потолок поднимайте, —
О Гименей! —
Выше, плотники, выше!
О Гименей!
5Входит жених, подобный Арею,
Выше самых высоких мужей!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[Выше, насколько певец лесбосский
других превышает!]

[Вересаев В.]

Плотники, делайте горницу выше: жених в нее входит,
О Гименей!
Входит, подобный Аресу.
О Гименей!
5Ростом всех рослых он выше.
О Гименей!

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Так гиацинт, если под ноги он пастуху попадется
В горной долине, к земле приклоняется алой головкой.

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

Славен будь, муж: до свадьбы, столь для тебя желанной,
Дожил, владеешь девой, столь для тебя желанной.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Дивен твой облик, дева; сладостней меда взгляды,
5Полностью завладела страсть несравненным ликом.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
...являет милость высшую Афродита.

[Парин А.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

С чем сравнить тебя, о жених счастливый?
С чем сравнить мне тебя, как не с веткой стройной!

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

В мире девы подобной, жених, не бывало!

[Вересаев В.]

Не найти тебе, жених, девы краше этой.

[Церетели Г.]


ИЗ ЭПИТАЛАМИЕВ

В семь сажен у привратника ноги,
На ступнях пятерные подошвы,
В десять рук их башмачники шили.

[Вересаев В.]


К АНАКТОРИИ

На земле на черной всего прекрасней
Те считают конницу, те — пехоту,
Те — суда. По-моему ж, то прекрасно,
Что кому любо.

5Это все для каждого сделать ясным
Очень просто. Вот, например, Елена:
Мало ль видеть ей довелось красавцев?
Всех же милее

Стал ей муж, позором покрывший Трою.
10И отца, и мать, и дитя родное —
Всех она забыла, подпавши сердцем
Чарам Киприды.

. . . . . . . . . . . . . . согнуть нетрудно...
. . . . . . . . . . . . . . приходит
15Нынче все далекая мне на память
Анактория.

Девы поступь милая, блеском взоров
Озаренный лик мне дороже всяких
Колесниц лидийских и конеборцев,
20В бронях блестящих.

Знаю я — случиться того не может
Средь людей, но все же с молитвой жаркой...

Анактория — девушка из круга Сапфо, выданная замуж на чужбину.

[Вересаев В.]

Конница — одним, а другим — пехота,
Стройных кораблей вереницы — третьим...
А по мне — на черной земле всех краше
Только любимый.

5Очевидна тем, кто имеет очи,
Правда слов моих. Уж на что Елена
Нагляделась встарь на красавцев... Кто же
Душу пленил ей?

Муж, губитель злой благолепья Трои.
10Позабыла все, что ей было мило:
И дитя и мать — обуяна страстью,
Властно влекущей.

Женщина податлива, если клонит
Ветер в голове ее ум нестойкий,
15И далеким ей даже близкий станет,
Анактория.

Я же о тебе, о далекой, помню.
Легкий шаг, лица твоего сиянье
Мне милей, чем гром колесниц лидийских
20В блеске доспехов.

Знаю, не дано полноте желаний
Сбыться на земле, но и долей дружбы
От былой любви — утоленье сердцу
Лучше забвенья.

[Голосовкер Я.]

Что всего на свете прекрасней? Этим —
Конный полк; другим — пеший строй; а третьим —
Бранный флот. По мне, — что всего желанней,
То и прекрасней.

5Всем постичь легко эту правду. Мало ль
Видела мужской красоты Елена?
Ведом суд ее: приглянулся краше
Витязей добрых —

Кто ж? — священных слав родовых губитель!
10Им пленясь, она и дитя забыла,
И родных; за ним повлеклась послушно,
Страстью палима!

Тем нас легче гнет под ярмо неволи
Страсть чем безрассудней желанье сердца...
15Не безумно ль, Сафо, Анакторию
Дальнюю помнить?

Только б раз мне глянуть на поступь милой,
Луч один из глаз уловить желанных!
Что мне колесницы лидийцев? Что мне
20Всадники в латах?

Знаю рок разлуки: нельзя свиданья
Чаять мне; в запретном откажут боги.
Сердце все ж горит и, тоскуя, молит
О невозможном!

[Иванов В.]


К ЖЕНЩИНАМ

Им сказала: женщины, круг мне милый,
До глубокой старости вспоминать вам
Обо всем, что делали мы совместно
В юности светлой.

5Много мы прекрасного и святого
Совершили. Только во дни, когда вы
Город покидаете, изнываю,
Сердцем терзаясь.

[Голосовкер Я.]


КИПРИДЕ

. . . . . . . . . . . . . . приди, Киприда,
В чащи золотые, рукою щедрой
Пировой гостям разливая нектар,
Смешанный тонко.

Киприда — букв. «происходящая с Кипра», эпитет Афродиты, греческой богини любви.

[Вересаев В.]

К нам приблизься... ко храму,
Там в священной роще цветут нарядно
Яблони, дымок с алтарей разносит
Вкруг благовонья.

5Там, прохладен, плещется ток под сенью
Яблонь, сад весь в розанах, изукрашен
Сплошь, и, чуть колеблемы ветром, ветви
Сон навевают.

Луг в цветах раскинулся конепасный,
10Пестры лепестки, и летят повсюду
Запахи медовые...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Ты приди сюда... Киприда,
И налей, щедра, в золотые чаши
15Смешанный с водой безызъянный не́ктар
Пиру на радость.

[Парин А.]


ЛЮБОВЬ

Мнится мне, как боги, блажен и волен,
Кто с тобой сидит, говорит с тобою,
Милой в очи смотрит и слышит близко
Лепет умильный

5Нежных уст... Улыбчивых уст дыханье
Ловит он... А я, — чуть вдали завижу
Образ твой, — я сердца не чую в персях,
Уст не раскрыть мне!

Бедный нем язык, а по жилам тонкий
10Знойным холодком пробегает пламень;
Гул в ушах; темнеют, потухли очи;
Ноги не держат...

Вся дрожу, мертвею; увлажнен потом
Бледный лед чела; словно смерть подходит...
15Шаг один — и я, бездыханным телом,
Сникну на землю.

[Иванов В.]


МОЛЕНИЕ К ГЕРЕ

Близко встал во сне предо мной сегодня
Образ твой прелестный, царица Гера!
Милый этот образ видали раньше
Братья Атриды.

5Дело ярой брани к концу приведши,
В Лесбос братья прежде всего приплыли
От Скамандра; дальше ж могли поехать
В Аргос отсюда,

Лишь когда в молитвах тебя призвали
10С Зевсом и с Фионы желанным сыном.
Старый тот обычай блюдя, и ныне
Граждане чистой

Жертвой чтут тебя, и прекрасный пеплос
Девы [в храм] приносят...
15На тебя...

Перевод сделан с текста, дополненного современными издателями. Согласно местной традиции, после отплытия из-под Трои Агамемнон и Менелай (братья Атриды) сделали остановку на Лесбосе. Скамандр — река на Троянской равнине.

[Вересаев В.]

Предо мной во сне ты предстала, Гера,
Вижу образ твой, благодати полный,
Взор, который встарь наяву Атридам
Дивно открылся.

5Подвиг завершив роковой Арея
И причалив к нам от стремнин Скамандра,
Им отплыть домой удалось не прежде
В Аргос родимый,

Чем тебя мольбой, и владыку Зевса,
10И Тионы сына склонить сумели.
Так и я тебя умоляю: дай мне
Вновь, как бывало,

Чистое мое и святое дело
С девственницами Митилен продолжить,
15Песням их учить и красивым пляскам
В дни твоих празднеств.

Если помогли вы царям Атридам
Корабли поднять, — заступись, богиня,
Дай отплыть и мне. О, услышь моленье
20Жаркое Сапфо!

Скамандр — река в Трое.

[Голосовкер Я.]

Близко мне предстал в сновиденье дивном
Образ, Гера, твой! В красоте бессмертной
Так, владычица, ты явила древле
Лик свой Атридам, —

5В оны дни, по долгой страде кровавой,
Как, сюда приплыв с берегов Скамандра,
Видят воеводы: заказан путь им
За море дальний,

Прежде чем тебя не прикличут с неба,
10Да царя небес, да Фионы сына,
Бога сладких чар. С той годины свято
Правим обычай:

Чистых жертв тебе возжигаем дани;
В дар несут покров самотканый девы;
15Жен, красой лица ненаглядной первых,
Город венчает

Гера — дочь Кроноса и Реи, верховная греческая богиня, царица богов.

Атриды — дети сына Пелопса и Гипподамии, Агамемнон и Менелай.

Скамандр — река в Малой Азии, место троянских событий.

[Иванов В.]


НА ВОЗВРАЩЕНИЕ БРАТА ХАРАКСА

1.

Нереиды милые! Дайте брату
Моему счастливо домой вернуться,
Чтобы все исполнилось, что душою
5Он пожелает.

Чтоб забылось все, чем грешил он раньше,
Чтоб друзьям своим он доставил радость
И досаду недругам (пусть не будет
Ввек у меня их!).

10Пусть захочет почести он с сестрою
Разделить. Пускай огорчений тяжких
Он не помнит. Ими терзаясь, много
Горя и мне он

Дал когда-то. К радости граждан, сколько
15Он нападок слышал, язвящих больно!
Лишь на время смолкли они — и тотчас
Возобновились...

2.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
20А они, хвалясь, говорили вот что:
«Ведь опять Дориха-то в связь вступила,
Как и мечтала».

Упреки Сапфо брату вызваны его увлечением фракийской рабыней Дорихой.

[Вересаев В.]

Ты, Киприда! Вы, нереиды-девы!
Братний парус правьте к отчизне милой!
И путям пловца и желаньям тайным
Дайте свершенье!

5Если прежде в чем прегрешил — забвенье
Той вине! Друзьям — утешенье встречи!
Недругам — печаль... Ах, коль и врагов бы
Вовсе не стало!

Пусть мой брат сестре не откажет в чести.
10Что воздать ей должен. В былом — былое!
Не довольно ль сердце мое крушилось
Братней обидой?

В дни, когда его уязвляли толки,
На пирах градских ядовитый ропот:
15Чуть умолкнет молвь — разгоралось с новым
Рвеньем злоречье.

Мне внемли, богиня: утешь страдальца!
Странника домой приведи! На злое
Темный кинь покров! Угаси, что тлеет!
20Ты нам ограда!

Судя по этому стихотворению, Харакс порвал с Дорихой, и Сапфо согласна предать забвению ссору с братом.

[Иванов В.]

Горькой для нее ты явись, Киприда,
Пусть не смеет хвастаться нам Дориха,
Что опять любовь у нее, как прежде,
С другом желанным.

[Ошеров С.]

Ты, Киприда! Вы, Нереиды, дайте
Брату целым в город родной вернуться,
И всему, чего он душой возжаждет,
Дайте свершиться.

5Пусть ему забудут, в чем был он грешен,
Так, чтоб стал он снова друзьям усладой,
А врагам печалью, и пусть он будет
К нам благосерден.

Пусть сестру родную причастной чести
10Сделает он вновь и от гнета скорби
Отрешит: о нем мое сердце ныло,
Зная, что бедный

Слышать должен был он про злые толки,
Шедшие о нем на пирах сограждан,
15И они ему, хоть он был далеко,
Сердце терзали.

Так внемли же мне, о богиня, если
Песнь моя тебе согревала душу,
И, прикрыв грехи ризой темной ночи,
20Будь нам оплотом.

Брат Сапфо, отправившись на поиски приключений в Египет, завязал там скандальный роман с известной гетерой Дорихой.

[Церетели Г.]


О БРАТЬЯХ

Все щебечешь ты: вот Харакс вернется
С полным трюмом груза! Но это только
Зевсу и богам может быть известно,
Будь же скромнее.

5Лучше повели мне теперь осыпать
Многими мольбами царицу Геру,
Чтобы воротился Харакс и судно
Целым оставил,

Чтобы невредимыми нас нашел он –
10Прочее да будет богам подвластно,
Ибо наступает всегда затишье
Следом за бурей.

Те, кого властитель Олимпа хочет
Счастьем наградить и от бед избавить, –
15Те благословенны, тем беспримерный
Жребий достался.

Мы же, если только решится Ларих
Голову возвысить и стать мужчиной,
Горестную душу свою насытим
20Радостью полной.

[Оборин Л.]

Все твердишь ты мне про приезд Харакса
С полным кораблем. Полагаю, Зевсу
Ведом путь его и другим бессмертным,
Нам же не ведом.

5Лучше в храм вели мне пойти и в храме
Слать мольбы усердно царице Гере,
Чтоб дала приплыть невредимо судну
С братом Хараксом,

И чтоб нас он дома нашел во здравьи.
10Впрочем воле вышних себя доверим:
В миг порывы бури на вёдро могут
Перемениться.

Если царь Олимпа кому захочет
Ниспослать хранителя, чтобы вывел
15Прочь из бед, случится тому удача,
Будет отрада.

Так и нам: пускай только милый Ларих
В мужа возрастет и главу подымет —
Скоро сердце наше тогда от гнета
20Освободится.

[Степанцов С.]


ОБИЖЕННОЙ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Хмуришь бровь, на ласку мою не хочешь
Лаской ответить.

5И друзей лишаешь стихов прекрасных,
Что под звучный строй семиструнной лиры
Расцвели бы в устах: на меня в печали
Копишь обиду.

Горькой желчью ты про себя питаешь
10Душный гнев. Внемли ж: у меня ни злобы
В мыслях нет к тебе, ни отравы в сердце:
Мира хочу я...

[Иванов В.]


ОТВЕТ АЛКЕЮ

Когда бы чисты были желания
И не позорно было б словцо твое,
То стыд зрачков твоих не скрыл бы,
Прямо сказал бы ты все, что хочешь.

[Вересаев В.]

Будь цель прекрасна и высока твоя,
Не будь позорным, что ты сказать хотел,—
Стыдясь, ты глаз не опустил бы,
Прямо сказал бы ты все, что хочешь.

По преданию, ответ Сапфо Алкею.

[Вересаев В.]

Когда б твой тайный помысл невинен был,
Язык не прятал слова постыдного, —
Тогда бы прямо с уст свободных
Речь полилась о святом и правом.

[Иванов В.]

Если б мысли твои были чисты, прекрасны,
С языка не рвалося нескромных речей, —
Никогда б тебе стыд не туманил очей
И слова твои были бы ясны.

[Радциг С.]


ПЕЩЕРА НИМФ

Вы сюда к пещере, критя́не, мчитесь,
К яблоневой роще, к священным нимфам,
Где над алтарями клубится о́блак
Смол благовонных,

5Где звенит в прохладе ветвей сребристых
Гулкий ключ, где розы нависли сенью
И с дрожащих листьев струится сонно
Томная дрема.

Там на луговине цветущей — стадо.
10Веет ароматами трав весенних,
Сладостным дыханьем аниса, льется
Вздох медуницы.

Ты любила там пировать, Киприда,
В золотые кубки рукою нежной
15Разливая нектар — богов напиток
Благоуханный.

[Голосовкер Я.]


ПЛАЧ ПО АДОНИСУ

Киферея, как быть?
Умер — увы! — нежный Адонис!
«Бейте, девушки, в грудь, платья свои рвите на части!»

Киферея — один из эпитетов Афродиты.

[Вересаев В.]

Что, Киприда, творить нам повелишь? Никнет Адонис,
Нежный Адонис!
«Бейте в перси, взрыдав, девы, по нем! Рвите хитоны!
Умер Адонис»...
5Плащаницей льняной ты повила тело, богиня!..
О, мой Адонис!

Адонис — бог плодородия и растительности, возлюбленный царицы подземного царства Персефоны и богини любви Афродиты. Полгода он мог находиться на земле, с одной из своих возлюбленных, полгода — в подземном царстве у Персефоны. Символизирует умирающую и возрождающуюся природу.

Хитон — мужская, а также женская одежда в Древней Греции; представляла собой сложенный вдвое четырехугольный кусок ткани с прорезью для рук и сшитый или скрепленный застежками, шнурками и т. п. на противоположной стороне, где также оставалось отверстие для руки. Верхние края хитона скреплялись на обоих плечах пряжками или застежками; на талии он схватывался поясом.

[Иванов В.]


СВАДЬБА ГЕКТОРА И АНДРОМАХИ

. . . . . . . . . . . . . . глашатай пришел,
Вестник Идэй быстроногий, и вот что поведал он
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Слава по Азии всей разнеслася бессмертная:
5«С Плакии вечнобегущей, из Фивы божественной
Гектор с толпою друзей через море соленое
На кораблях Андромаху везет быстроглазую,
Нежную. С нею — немало запястий из золота,
Пурпурных платьев и тканей, узорчато вышитых,
10Кости слоновой без счета и кубков серебряных».
Милый отец, услыхавши, поднялся стремительно.
Вести дошли до друзей по широкому городу.
Мулов немедля в повозки красивоколесные
Трои сыны запрягли. На повозки народом всем
15Жены взошли и прекраснолодыжные девушки.
Розно от прочих Приамовы дочери ехали.
Мужи коней подвели под ярмо колесничное, —
Все молодые, прекрасные юноши...
. . . . . . . . . . . . . . закурилися ладаном.
20В радости жены вскричали, постарше которые,
Громко мужчины пеан затянули пленительный,
Звали они Дальновержца, прекрасного лирника,
Славили равных богам Андромаху и Гектора.

Плакия (Плак) — лесистая гора в Малой Азии, у подножья которой была расположена Фива (Фивы), родина Андромахи.

[Вересаев В.]

Вестник быстрый Идей к ним примчался и так сказал:
«Слава вечная по городам бежит Азии!
Гектор и сотоварищи на корабле везут
Андромаху с собой ясноокую, нежную,
5По соленому морю, из Фивы твердынь святых,
Из-под Плакии водной, запястья из золота,
И пурпурные ткани, и вышивки дивные,
Глаз усладу, и множество кубков серебряных,
И слоновую кость». Так сказал он, и прянул вмиг
10С места Приам, и молва побежала по городу,
Вдоль по стогнам широким... Сыны илионские
Быстро мулов впрягали в повозки удобные,
И вступали на них жены, девушки стройные,
А Приамовы дщери отдельно поехали.
15В колесницы ж коней запрягли мужи юные.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Лавр и ладан огнем ароматным струилися,
Жены зрелые песню веселую подняли.
А мужчины пеан завели звонко-радостный,
20К богу лиры взывая, стрел дальних метателю,
Славя Гектора и Андромаху божественных.

[Церетели Г.]


ЭПИТАЛАМИИ

Напиток в котле
Был растворен амбросийный;
Его разливал
В кубки Гермес-виночерпий
5Бессмертным гостям;
Полные чары подъемля,
Они жениху
Здравицу в лад возглашали.

[Вересаев В.]


* * *

Тело Тимады — сей прах. До свадебных игр Персефона
Свой распахнула пред ней сумрачный брачный чертог.
Сверстницы юные, кудри отсекши острым железом,
Пышный рассыпали дар милой на девственный гроб.

Cтихотворение представляет собой надгробную надпись, автором которых позднейшие антологии называют Сапфо.

[Иванов В.]


* * *

Дар от Мениска, отца на гроб рыбака Пелагона:
Верша с веслом. Помяни, странник, его нищету!

[Иванов В.]


ΣΑΠΦΩ

информация
стихотворения

© Север Г. М., 2010. На сайте используется греческий шрифт.


ХРОНОЛОГИЯ • ПЕРЕВОДЧИКИ • ЛИТЕРАТУРА • МАТЕРИАЛЫ • ИЗОБРАЖЕНИЯ • СЛОВАРЬ

© C. SEVERVS • MMDCCLX • MMDCCLXVII