NOVEMLYRICI.NET • ДЕВЯТЬ ЛИРИКОВ • ЖИЗНЬ И ПОЭЗИЯ

АРХИЛОХ • ГИППОНАКТ • АСКЛЕПИАД

ΑΡΧΙΛΟΧΟΣ

Информация
Стихотворения

* * *

Кудри скрывавший покров Алкибия с себя низлагает,
В брак законный вступив, Гере-владычице в дар.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

И ты, владыка Аполлон, виновников
Отметь и истреби, как истребляешь ты.

[Вересаев В.]


* * *

Наксоса были столпами Аристофонт и Мегатим,
Ныне в себе ты, земля, держишь, великая, их.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Если б его голова, милые члены его,
В чистый одеты покров, уничтожены были Гефестом.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5Я ничего не поправлю слезами, а хуже не будет,
Если не стану бежать сладких утех и пиров.

Четыре строки приводятся как принадлежащие Архилоху Плутархом. Первые две из них даны после слов: «Оплакивая мужа сестры, погибшего в море и не получившего обычного погребения, Архилох говорит, что он спокойнее перенес бы несчастье...»

[Вересаев В.]


* * *

Главк, смотри: уж будоражат волны море глубоко,
И вокруг вершин Гирейских круто стали облака —
Признак бури. Ужас душу неожиданно берет...

Главк — боевой товарищ Архилоха, вероятно, командир одного из рядов колонистов. В наше время была найдена посвященная ему надпись рубеже VII—VI вв. от воздвигнутого на Фасосе кенотафа.

Гирейские вершины — гора на о-ве Тенос, севернее Пароса.

[Вересаев В.]

Главк, ты видишь: глубь морская всколыхнулась от волны
И нависли грозно тучи над Гирейскою скалой.
То — знак бури! Страх на сердце: мы застигнуты врасплох.

Античный комментатор сообщает, что здесь Архилох сравнивает войну с бурей на море.

 

Гирейская скала — находилась на острове Теносе.

[Церетели Г.]


* * *

Главк, до поры лишь, покуда сражается, дорог наемник.

...дорог наемник. — Из этого стиха часто делают вывод, что Архилох служил наемником. Однако наемничество в VII в. не использовалось для войн в самой Греции; наемников набирали для войны на Ближнем Востоке или в Египте, где Архилох никогда не был.

[Вересаев В.]


* * *

Пророк неложный меж богов великий Зевс, —
Сам он над будущим царь.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

О Зевс, отец мой! Ты на небесах царишь,
Свидетель ты всех дел людских,
И злых, и правых. Для тебя не все равно,
По правде ль зверь живет иль нет.

[Вересаев В.]


* * *

Леофил теперь начальник, Леофил над всем царит,
Все лежит на Леофиле, Леофила слушай все.

[Вересаев В.]


* * *

Очень много ворон смоковница горная кормит,
Всем Пасифила гостям, добрая, служит собой!

Принадлежность Архилоху недостоверна.

 

Пасифила — букв. «всеобщая подруга», прозвище милетской гетеры Плангон.

[Вересаев В.]


* * *

Все человеку, Перикл, судьба посылает и случай.

[Вересаев В.]


* * *

Я — служитель царя Эниалия, мощного бога.
Также и сладостный дар муз хорошо мне знаком.

Эниалий — культовое прозвище греческого бога войны Ареса, букв. «воинственный, боевой».

[Вересаев В.]


* * *

Если, мой друг Эсимид, нарекания черни бояться,
Радости в жизни едва ль много изведаешь ты.

[Вересаев В.]


* * *

И упасть на... и прижаться животом
К животу, и бедра в бедра...

[Вересаев В.]


* * *

В свои объятья взяли волны души их.

[Вересаев В.]


* * *

В свои объятья взяли волны души их.

[Вересаев В.]


* * *

Жарко моляся средь волн густокудрого моря седого
О возвращенье домой...

[Вересаев В.]


* * *

Кто падет, тому ни славы, ни почета больше нет
От сограждан. Благодарность мы питаем лишь к живым, —
Мы, живые. Доля павших — хуже доли не найти.

[Вересаев В.]


* * *

Настроения у смертных, друг мой Главк, Лептинов сын,
Таковы, какие в душу в этот день вселит им Зевс.
И как сложатся условья, таковы и мысли их.

[Вересаев В.]


* * *

От страсти обезжизневший,
Жалкий, лежу я, и волей богов несказанные муки
Насквозь пронзают кости мне.

[Вересаев В.]


* * *

Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.
Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!
Пусть везде кругом засады — твердо стой, не трепещи.
Победишь — своей победы напоказ не выставляй,
5Победят — не огорчайся, запершись в дому, не плачь.
В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй.
Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.

Сердце, сердце... — в оригинале поэт обращается к своему θῡμός, продолжая гомеровскую традицию «разговора героя со своим духом».

[Вересаев В.]

Сердце, сердце! не смущайся безысходною бедой!..
Ободрись — и, — грудь подставив, новь противника рази, —
Сам в засаде безопасной поместившись близ него.
В ратоборстве одолеешь, не кичись ни перед кем,
5Одолеют ненароком лежа дома, не тужи...
Каждой радуйся удаче, в бедах тягостных горюй —
Но не слишком: знай, что меру все должны мы соблюдать.

[Нилендер В.]


* * *

Не стала бы старуха миррой мазаться.

[Вересаев В.]


* * *

Нет, не люб мне вождь высокий, раскоряка-вождь не люб,
Гордый пышными кудрями иль подстриженный слегка.
Пусть он будет низок ростом, ноги внутрь искривлены,
Чтоб ступал он ими твердо, чтоб с отвагой был в душе.

[Нилендер В.]

Мне не мил стратег высокий, с гордой поступью стратег,
С дивно-пышными кудрями, с гладко выбритым лицом!
Пусть он будет низок ростом, пусть он будет кривоног,
Лишь бы шел он твердым шагом, лишь бы мощь в душе таил.

[Церетели Г.]


* * *

То не пращи засвистят и не с луков бесчисленных стрелы
Вдаль понесутся, когда бой на равнине зачнет
Арес могучий: мечей многостонная грянет работа.
В бое подобном они опытны боле всего —
5Мужи-владыки Эвбеи, копейщики славные...

Мужи — владыки Эвбеи... — Воинственность эвбейцев отмечается и в «Илиаде». Эвбея — остров, тянущийся вдоль побережья Аттики, Беотии и далее на северо-запад до Малийского залива.

[Вересаев В.]


* * *

В остром копье у меня замешан мой хлеб. И в копье же —
Из-под Исмара вино. Пью, опершись на копье!

Традиционный перевод исходит из значения слов δόρυ — «копье» Никому, однако, непонятно, как можно спать, опершись на копье. Поэтому в последнее время было выдвинуто предположение, что под δόρυ Архилох разумеет ящик с деревянной крышкой, идущий вдоль борта корабля. Тогда становится понятным, что в ящике прячут съестные припасы, а на крышке его располагаются на ночь.

 

Исмар — город на южном побережье Фракии, неподалеку от острова Фасоса. Превосходное исмарское вино неоднократно упоминается в «Одиссее».

[Вересаев В.]

Хлебы мне месит копье, копье выжимает из гроздий
Исмара сок золотой; пью, опершись на копье.

[Церетели Г.]


* * *

Ни ямбы, ни утехи мне на ум нейдут.

[Вересаев В.]


* * *

В каждом деле полагайся на богов. Не раз людей,
На земле лежащих черной, ставят на ноги они.
Так же часто и стоящих очень крепко на ногах
Опрокидывают навзничь, и тогда идет беда.
5Бродит он тогда по свету, нет ни разума, ни средств...

[Вересаев В.]

Все предай на волю вышних: выручая из беды,
И лежащего во прахе ставят на ноги они —
И стоящего спокойно, опрокидывая вдруг
Навзничь валят, и вот тут-то злая близится беда.
5И с сумою он плетется, вовсе разума лишен!

[Нилендер В.]

Предоставь все божьей воле — боги часто горемык,
После бед к земле приникших, ставят на ноги опять,
А стоящих низвергают и лицом склоняют ниц.
И тогда конца нет бедам: в нищете и без ума
5Бездомовниками бродят эти люди на земле.

[Церетели Г.]


* * *

Эта-то страстная жажда любовная, переполнив сердце,
В глазах великий мрак распространила,
Нежные чувства в груди уничтоживши.

[Вересаев В.]


* * *

Я ничего не поправлю слезами, а хуже не будет,
Если не стану бежать сладких утех и пиров.

[Вересаев В.]


* * *

Мертвый у сограждан в славе иль в почете никогда
Не был: и расположенья мы — живые — от живых лишь
Добиваемся; и хуже нет, чем доля мертвеца.

[Нилендер В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . в этом мастер я большой —
Злом отплачивать ужасным тем, кто зло мне причинит.

[Вересаев В.]

И еще большой науке хорошо я обучён:
Сделавшему зло мне — быстро злом отплачивать двойным!

[Нилендер В.]


* * *

Гибельных много врагам в дар мы гостинцев несли.

[Церетели Г.]


* * *

В новичках буди отвагу. А победа — от богов.

[Вересаев В.]


* * *

Мы настигли и убили счетом ровно семерых,
Целых тысяча нас было...

[Вересаев В.]


* * *

Воистину, для всех ведь одинаков он, Великий Арес...

[Вересаев В.]


* * *

И средь них, надеюсь, многих жаркий Сириус пожжет,
Острым светом обливая...

Сириус — звезда в созвездии Большого Пса, восходящего в Греции в самое жаркое время года.

[Вересаев В.]


* * *

И, как кариец, буду слыть наемником.

Кариец — выходец из малоазийской области Карий.

[Вересаев В.]


* * *

Главка мне воспой с кудрями, завитыми в рог...

[Вересаев В.]


* * *

И владыке Дионису дифирамб умею я
Затянуть прекраснозвучный, дух вином воспламенив.

Дифирамб — первоначально культовая песнь в честь Диониса; затем значение жанра сильно расширилось.

[Вересаев В.]


* * *

И под флейту сам лесбийский зачинаю я пеан.

Пеан — Первоначально благодарственная культовая песнь в честь Аполлона-исцелителя, затем его сына, бога-врачевателя Асклепия.

[Вересаев В.]


* * *

Эриксий, где опять бессчастный собирается отряд?

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . Афина, Зевса дочь.
Вкруг высоких стен зубчатых бой идет за родину.
. . . . . . . . . . . . . . там, где башня круглая
. . . . . . . . . . . . . . укрываясь от камней.
5. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Облаченные в доспехи, мы руками...
. . . . . . . . . . . . . . Зевс, Олимпа господин.
Копья острые метали, нанося ущерб врагам,
А они, неся потери, возле башни...
10Лестниц ставили ограду, разжигая храбрость в нас.
. . . . . . . . . . . . . . то взмывают стрелы тучей в небеса,
И в колчанах притаилась неожиданная смерть.

Описание боевых эпизодов из борьбы паросцев с жителями Наксоса, сохранившееся отчасти в надписи, отчасти в папирусных отрывках. По-видимому, паросцы выдерживают осаду со стороны нападающих.

[Ярхо В.]


* * *

Но Афина, вставши рядом, дочь могучего отца,
Дух бойцов вздымала мощно, хоть слабели силы их
В этот день...
. . . . . . . . . . . . . . по воле олимпийских всех богов.

Описание боевых эпизодов из борьбы паросцев с жителями Наксоса, сохранившееся отчасти в надписи, отчасти в папирусных отрывках. По-видимому, паросцы выдерживают осаду со стороны нападающих.

[Ярхо В.]


* * *

К вам, измученным нуждою, речь, о граждане, моя.

[Вересаев В.]


* * *

Брось морскую жизнь, и Парос, и смоковницы его.

[Вересаев В.]


* * *

О Фасосе скорблю, не о Магнесии.

[Вересаев В.]


* * *

О Фасосе, несчастном трижды городе.

[Вересаев В.]


* * *

Словно скорби всей Эллады в нашем Фасосе сошлись.

[Вересаев В.]


* * *

...чтоб, над островом нависший, камень Тантала исчез.

[Вересаев В.]


* * *

Непристойно насмехаться над умершими людьми.

[Вересаев В.]


* * *

Погрешил я, — и с другими так случалося не раз.

[Вересаев В.]


* * *

Но каждому другое душу радует.

[Вересаев В.]


* * *

Пророк неложный меж богов великий Зевс —
Сам он над будущим царь.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

Деметры чистой с Девою праздник я глубоко чту.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

О Гефест! Услышь, владыка, стань союзником моим,
Будь мне милостив и счастье дай, как ты давать привык!

[Вересаев В.]


* * *

Но что за божество? И кем разгневано?

[Вересаев В.]


* * *

Скроем же горе, что нам даровал Посидаон-владыка.

[Вересаев В.]


* * *

Спас из пятидесяти только Койрана
Добрый Посидаон.

Существует два рассказа о кораблекрушении, случившемся в проливе между Паросом и Наксосом. Фрагмент относится ко второму (первый — к фр. с  упоминанием Перикла). Здесь из всех пассажиров уцелел один Койран, якобы спасенный дельфином.

 

Посидаон — Посейдон.

[Вересаев В.]


* * *

...и друзья-то сами мучают тебя.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . жадно упиваясь неразбавленным вином
И своей не внесши доли...
И никто тебя, как друга, к нам на пир не приглашал.
Но желудок твой в бесстыдство вверг тебе и ум и дух.

[Вересаев В.]


* * *

И, как жаждущий — напиться, боя я с тобой хочу.

[Вересаев В.]


* * *

И даром не спущу ему я этого!

[Вересаев В.]


* * *

Судьба превратна. Ты — на малом челноке
Большую радость из Гортины мне привез —
Ты жив! Добычей рыб и коршунов не стал!
Как хорошо! А я...
5. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Я о товарах думал...
Чтоб не зевал...
. . . . . . . . . . . . . . никого я не нашел...
. . . . . . . . . . . . . . волна морская поглотила...
10. . . . . . . . . . . . . . от руки мужей-копейщиков...
. . . . . . . . . . . . . . цвет жизни погубив...
Ты видел бы меня! Остался я один
. . . . . . . . . . . . . . погружен в глубокий мрак.
Но вижу с радостью я снова милый свет!

Папирусный отрывок. По-видимому, Архилох приветствует друга, вернувшегося из морского плавания.

 

Гортина — город на о-ве Крит.

[Лурье С.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ты, воздержанье блюдя. Решись на это...
Но коль неймется и печет желание,
Есть на примете у нас готовая к замужеству —
5Красавица и скромница. Мне кажется,
Стать безупречна ее. На ней бы и женился ты».
На эту речь девицы я ответствовал:
«Дочь доброславной в делах и благородной женщины
Амфимедо, чей прах лежит теперь в земле,
10Знай: у Богини не счесть услад для молодых людей
В обход священных таинств; хватит нам одной.
Мы, как покой снизойдет и тьма, о свадьбе все с тобой
Обговорим, обсудим с божьей помощью.
Я поступлю, как велишь; желание влечет меня
15Под верх венечный, под округлый свод ворот.
Милая, не отвергай: в богатом травами саду
Причалю. Вот что я решил: пусть женится
На Необуле другой. Ведь, старше раза в два тебя,
Сумела иссушить цветок девичества —
20Прелести нету былой. В желанье ненасытная,
Вконец ослепла бешеная женщина!
Сгинуть бы ей навсегда! Да не допустит Зевс того,
Чтоб я в глазах соседей стал посмешищем,
В жены развратницу взяв! Жениться страстно я хочу
25Лишь на тебе; не лжива, не корыстна ты,
А Необула хитра, дружков не счесть у ней.
Боюсь, как бы слепых и недоношенных,
В деле таком поспешив, как пес, не наплодил бы я».
Так я сказал. И девушку меж стеблями
30Свежераскрытых цветов я положил и тонкою
Укрыл нас тканью, шею гладил ей,
И трепетавшей, как лань, успокоенье стал дарить,
И груди стал я трогать нежно пальцами;
Явлена юная плоть, заманчивые прелести.
35И, к телу прижимаясь столь прекрасному,
Жизненный сок я исторг, лаская кудри светлые.

Т.н. «кельнский эпод» Архилоха. Самый крупный фрагмент из известных на сегодня текстов Архилоха. Обнаружен на папирусе I—II вв. в Кельнском собрании папирусов, и впервые опубликован в 1974 г. Сохранилась вторая часть эпода. Имя Необулы известно из античной биографии Архилоха; ее отец нарушил данное обещание выдать свою дочь за поэта (вероятно, старшую), за что тот осыпал и отца и дочь «бичующими стихами». Поскольку и в этом эподе Необула приводится в неприглядном свете, многие исследователи считают, что новый отрывок имеет автобиографический характер, и Архилох повествует о своей связи с младшей сестрой Необулы, о которой (и о матери которой) в других сохранившихся фрагментах он отзывается высоко.

 

Боюсь, как бы слепых и недоношенных... — поговорка, соответствующая нашему «поспешишь — людей насмешишь».

[Парин А.]


* * *

Нежною кожею ты не цветешь уже: вся она в морщинах.
И злая старость борозды проводит.

[Вересаев В.]


* * *

Сладко-истомная страсть,
товарищ, овладела мной.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
От страсти обезжизневший,
Жалкий, лежу я, и волей богов несказанные муки
Насквозь пронзают кости мне.

[Вересаев В.]


* * *

Если б все же Необулы мог коснуться я рукой.

[Вересаев В.]


* * *

Храня молчанье, за тобою вслед иду.

[Вересаев В.]


* * *

Зевс, отец мой! Свадьбы я не пировал!

[Вересаев В.]


* * *

Слепых угрей ты приняла немало.

[Вересаев В.]


* * *

От страсти трепыхаясь, как ворона.

[Вересаев В.]


* * *

И спесь их в униженье вся повыдохлась.

[Вересаев В.]


* * *

В тени густой под стенкой улеглись они.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . напрягся... его,
Как у осла приенского,
Заводчика, на ячмене вскормленного.

[Вересаев В.]


* * *

Как тянет варвар брагу чрез соломинку,
Так и она сосала, наклонившися...

[Ярхо В.]


* * *

Длинный тот нарост меж бедер...

[Вересаев В.]


* * *

Принес обед ужасный он детенышам.

[Вересаев В.]


* * *

Взгляни-ка, вот она, скала высокая,
Крутая и суровая;
Сижу на ней и битвы не боюсь с тобой.

[Вересаев В.]


* * *

Чтоб горько поплатился ты!

[Вересаев В.]


* * *

И клятву ты великую
Забыл, и соль, и трапезу...

[Вересаев В.]


* * *

Словно ущелия гор обрывистых, в молодости был я.

[Вересаев В.]


* * *

Цикаду ты схватил за крылышко!

[Вересаев В.]


* * *

Протягивая руку, побираюсь я.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

Часто копишь, копишь деньги — копишь долго и с трудом,
Да в живот продажной девке вдруг и спустишь все дотла.

Принадлежность Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]


* * *

Есть в доме круторогий, дюжий бык у нас, —
Не гулевой, в работе очень опытный.

[Вересаев В.]


* * *

И с гривою, до кожи с плеч остриженной.

[Вересаев В.]


* * *

Такой-то вот забор вокруг двора бежал.

[Вересаев В.]


* * *

Эрасмонов сын, Харилай мой!
Вещь тебе смешную,
Любимейший друг, расскажу я:
вдоволь будет смеху!
5. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Любить, хоть и очень он гадок,
и: не сообщаться...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И шли там иные из граждан
10сзади, большинство же...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И, руки к Деметре подъявши...

[Вересаев В.]


* * *

С зари все за чаши схватились;
в: исступленье пьяном...

[Лурье С.]


* * *

Весь заеден вшами.

[Вересаев В.]


* * *

Толпой народ валил на состязания,
Батусиад вместе с ним.

[Вересаев В.]


* * *

Войди: из благородных ты.

[Вересаев В.]


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Воду держала она
Предательски в одной руке, огонь — в другой.

[Вересаев В.]


* * *

Ты желчи не имеешь в печени...

[Вересаев В.]


* * *

Законам критским обучается.

[Вересаев В.]


* * *

О вор, что ночью рыскаешь по городу!

[Вересаев В.]


* * *

Дрожа, как куропаточка.

[Вересаев В.]


* * *

...царь овцепитательницы Азии.

[Вересаев В.]


* * *

На это, женщина, тебе отвечу я:
«Дурной молвы не бойся. Я хочу навек
Тебя прославить. Будь спокойна, будет так!
Ужели ж я кажусь таким беспомощным?
5Я был бы негодяем, если б я тебя
Предал — свою б навек я славу посрамил
И славу предков. Но поверь, что мастер я
Друзьям быть другом, а врагов своих язвить,
Как муравей. Одну лишь правду слышишь ты!
10Живи и впредь в своем спокойно городе,
Запятнанном мужей поступком мерзостных;
Ведь ты их всех сразила боевым копьем,
Стяжав навеки славу средь людей себе.
Господствуй же и дальше, царствуй над людьми,
15Владычествуй на зависть будущим векам...»

Папирусный отрывок, содержание которого неясно. По мнению советского филолога С. Я. Лурье, речь идет о царице женщин с о-ва Лемнос Гипсипиле: оскорбленные изменой мужей, лемносские женщины истребили всех мужчин на острове и теперь с тревогой ожидают последствий. Непонятно, однако, кто же то лицо, которое ободряет Гипсипилу.

[Вересаев В.]


* * *

Без платы не надейся переправиться!

[Вересаев В.]


[БРОШЕННЫЙ ЩИТ]

Носит теперь горделиво саиец мой щит безупречный:
Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.
Сам я кончины зато избежал. И пускай пропадает
Щит мой. Не хуже ничуть новый могу я добыть.

Если вспомнить стихотворные признания в потере щита Алкея и Анакреонта, эта тема может показаться традиционной для греческой поэзии. В римской лирике этот мотив встречается у Горация.

 

Саиец — представитель одного из фракийских племен, с которыми жители Фасоса вели длительную войну за обладание серебряными рудниками на фракийском побережье.

[Вересаев В.]

Щит, украшение брани, я кинул в кустах поневоле,
И для фракийца теперь служит утехою он.
Я же от смерти бежал... Мой щит, я с тобою прощаюсь!
Скоро, не хуже тебя, новый я щит получу.

[Вересаев В.]

Сай какой-нибудь, верно, щитом похваляется добрым,
Что — о себе пожалев — сам я забросил в кусты.
Смертной кончины зато избежал я счастливо. Щит же —
Да провались он! Другой, лучший, себе наживу!

[Нилендер В.]


[ЗАТМЕНИЕ СОЛНЦА]

Можно ждать чего угодно, можно веровать всему,
Ничему нельзя дивиться, раз уж Зевс, отец богов,
В полдень ночь послал на землю, заградивши свет лучей
У сияющего солнца. Жалкий страх на всех напал.
5Все должны отныне люди вероятным признавать
И возможным. Удивляться нам не нужно и тогда,
Если даже зверь с дельфином поменяются жильем
И милее суши станет моря звучная волна
Зверю, жившему доселе на верхах скалистых гор.

Речь идет о солнечном затмении, которое, по последним данным, датируется 5 апреля 648 г. до н. э. Свидетельство поэта очень важно, поскольку позволяет примерно определить время его жизни.

[Вересаев В.]

Нет на свете, е найти нам неожиданных вещей —
Совершенно невозможных иль чудесных — если Зевс —
Олимпиец крыв сиянье солнца, в полдень ночь послал!
Страх погибельный мгновенно сердце смертных обуял, —
5И всему готовы верим и нечаянного ждать
Люди... и ничуть дивиться не подумаете вы,
Если завтра зверь с дельфином поменяется жильем —
И полюбит вместо суши неумолчную волну, —
А дельфин переселится в гор заоблачных леса!

[Нилендер В.]


[ЛИСА И ОБЕЗЬЯНА]

Мой Керикид, тебе скажу я сказочку
Про палку, больно бьющую.
Раз обезьянка, рой подруг покинувши,
Бродить пустилась по свету.
5И повстречалась ей лиса-лукавица,
На кознодейства ловкая.

[Церетели Г.]


[ЛИСА И ОРЕЛ]

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Есть вот какая басенка:
Вошли однажды меж собой в содружество
Лисица и орел...

[Вересаев В.]


[НА ВАХТЕ]

Чашу живее бери и шагай по скамьям корабельным.
С кадей долбленых скорей крепкие крышки снимай.
Красное черпай вино до подонков. С чего же и нам бы
Стражу такую нести, не подкрепляясь вином?

[Вересаев В.]

С флягой в руках ты ходи по настилу ладьи быстроходной,
Крышку проворной рукой с бочки долбленой снимай,
Красное черпай вино до густого осадка! На страже
Трезвым всю ночь простоять силы не хватит и нам.

[Вересаев В.]

Флягу бери — и шагай по скамьям быстроходного судна
С нею и крышки скорей с емких кувшинов снимай,
Красное черпай — до самой гущи — вино: потому что
Трезвым на страже такой нам не под силу стоять!

[Нилендер В.]


[НЕСЧАСТНЫЙ ПОХОД]

Скорбью стенящей крушась, ни единый из граждан, ни город
Не пожелает, Перикл, в пире услады искать.
Лучших людей поглотила волна многошумного моря,
И от рыданий, от слез наша раздулася грудь.
5Но и от зол неизбежных богами нам послано средство:
Стойкость могучая, друг, — вот этот божеский дар.
То одного, то другого судьба поражает: сегодня
С нами несчастье, и мы стонем в кровавой беде,
Завтра в другого ударит. По-женски не падайте духом,
10Бодро, как можно скорей, перетерпите беду.

Существует два рассказа о кораблекрушении, случившемся в проливе между Паросом и Наксосом. Фрагмент относится к первому (второй — к фр. с упоминанием Койрана).

 

Перикл — зять Архилоха.

[Вересаев В.]

Помня стенящую скорбь, никто, — о Перикл, — из сограждан,
Ни обездоленный град, — пирных не ищет утех...
Этаких — лучших мужей — неумолчно гудящего моря
Вдруг поглотила волна!.. и от кручины у нас
5Сердце раздулось в груди. Но боги от бед безысходных
Дали лекарство, мой друг — стойкость могучую нам.
Так, то с одним, то с другим стрясется несчастье: сегодня
С нами — и мы над своей раной кровавой вопим,
Завтра — кружат над другими... Но вы — как можно скорее —
10Все претерпите в себе — бабью отбросив печаль!

[Нилендер В.]


[О ФАСОСЕ]

. . . . . . . . . . . . . . как осла хребет,
Заросший диким лесом, он вздымается.
Невзрачный край, немилый и нерадостный,
Не то что край, где плещут волны Сириса.

Сирис — река в Южной Италии.

[Вересаев В.]


[СЛОВА ХАРОНА]

О многозлатном Гигесе не думаю
И зависти не знаю. На деяния
Богов не негодую. Царств не нужно мне:
Все это очень далеко от глаз моих.

Гигес — лидийский царь, обладавший огромным богатством.

[Нилендер В.]

Мне дела нет до Гига многозлатного.
Чужда мне зависть, на богов не сетую
И царской власти не ищу величия, —
Все это далеко от взора глаз моих.

Из «Риторики» Аристотеля известно, что эти слова Архилох вложил в уста некоего Харона, плотника.

 

Гиг — лидийский царь, славился своим богатством.

[Церетели Г.]


[ТОВАРИЩУ, УКРАВШЕМУ УЛОВ]

Ты любишь, в хлену потеплей укутавшись,
Неподалеку сидеть,
Поставив вершу. Понимают в этом толк
И Гиппонакт-копарь
5И Арифонт-счастливчик, он не видывал
Вора, который, пыхтя,
Тащит улов!.. Да с Эсхилидой-горшечником
Занят войной он теперь...
Но ты — тебя с поличным я поймал сейчас —
10Хитрость твою обличив!

[Нилендер В.]


ГИМН ГЕРАКЛУ

Тенелла!
Светлопобедный — радуйся, о царь Геракл, —
Тенелла — светлопобедный —
И сам, и Иолай твой — два копейщика! —
5Тенелла!
Светлопобедный — радуйся, о царь Геракл!

Комментируя свой перевод этого стихотворения, В. В. Вересаев пишет, что в схолиях (античных толкованиях) к Пиндару говорится: «Архилох, придя в Олимпию, пожелал исполнить гимн в честь Геракла, но не было кифареда. Архилох попытался подражать ритму и звуку кифары каким-нибудь словом. Сочинив слово «тенелла», он ввел его в свою песню. Подражая звукам кифары, сам он в промежутках песни хора говорил слово «тенелла», хор же пел остальное — именно: «Победитель, радуйся, о царь Геракл!», а потом дальше: «Ты сам и Иолай, бойцы-копейщики! Тенелла!» С тех пор вообще те, у кого не было аккомпаниатора на кифаре, пользовались этим припевом, трижды повторяя слово «тенелла».

[Вересаев В.]

Тенелла, победитель!
Радуйся, о царь Геракл,
Тенелла, победитель!
Ты сам и Иолай, бойцы-копейщики!
5Тенелла, победитель!

Принадлежность Архилоху недостоверна.

 

Тенелла — звукоподражательное, праздничное восклицание.

[Вересаев В.]


ДРУГУ-ОБИДЧИКУ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
...бурной носимый волной.
Пускай близ Салмидесса ночью темною
Взяли б фракийцы его
5Чубатые, — у них он настрадался бы,
Рабскую пищу едя!
Пусть взяли бы его, закоченевшего,
Голого, в травах морских,
А он зубами, как собака, лязгал бы,
10Лежа без сил на песке
Ничком, среди прибоя волн бушующих.
Рад бы я был, если б так
Обидчик, клятвы растоптавший, мне предстал, —
Он, мой товарищ былой!

Принадлежность фрагмента Архилоху недостоверна.

[Вересаев В.]

Пускай потонет на море бушующем
Бурной бросаем волной!
Иль возле Салмидеса в полночь пусть его
Голого, в плен заберут
5Чубатые фракийцы — там наплачется,
Рабские корки жуя.
Чтоб он, закоченевши весь от холода,
Травами моря покрыт,
Зубами лязгал, словно пес, ничком упав,
10И обессилев совсем,
Возле скалы, волнами заливаемой...
Это чтоб он испытал —
Обидчик мой, что клятвы растоптал навек,
Мой сотоварищ былой!

[Нилендер В.]


ЛИКАМБУ

Что в голову забрал ты, батюшка Ликамб,
Кто разума лишил тебя?
Умен ты был когда-то. Нынче ж в городе
Ты служишь всем посмешищем.

Ликамб — отец Необулы, отказавший поэту в руке своей дочери.

[Вересаев В.]

Отец Ликамб! Ты что за слово вымолвил?
Кто разум у тебя украл?
Смекал ты прежде, а теперь для граждан всех
Посмешищем великим стал!

[Нилендер В.]


О НЕОБУЛЕ

...Из дочерей Ликамба только старшую.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Своей прекрасной розе с веткой миртовой
Она так радовалась...
5. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . Тенью волосы
На плечи ниспадали ей и на спину.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . Старик влюбился бы
10В ту грудь, в те миррой пахнущие волосы.

[Вересаев В.]

Одну лишь только дочь Ликамба младшую
Любить хочу...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ее и мирта отпрыск свежий радовал,
5И розы рдяный цвет...
И ниспадали с плеч
Ей на спину легчайшей тенью волосы...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
...в те миррой пахнущие волосы
10И груди — даже и старик влюбился бы!

[Нилендер В.]


О ФАСОСЕ

. . . . . . . . . . . . . . как осла хребет,
Заросший диким лесом, он вздымается.
Невзрачный край, немилый и нерадостный,
Не то что край, где плещут волны Сириса.

[Вересаев В.]


ΑΡΧΙΛΟΧΟΣ

информация
стихотворения

© Север Г. М., 2010. На сайте используется греческий шрифт.


ХРОНОЛОГИЯ • ПЕРЕВОДЧИКИ • ЛИТЕРАТУРА • МАТЕРИАЛЫ • ИЗОБРАЖЕНИЯ • СЛОВАРЬ

© C. SEVERVS • MMDCCLX • MMDCCLXVII